August 29th, 2012

Обезьяна

Уважаемые россияне



Update. Ноябрь 2013 года. За прошедшее время я уточнил свою позицию по вопросу терминологии.

Термин «россиянин» был до революции полностью тождественен слову «русский», просто его употребляли только в поэзии и в разных пафосных документах. Так и сейчас слова «кофе» и «кофий» имеют некоторые оттенки интонации, но значат одно и то же.

Таким образом, сейчас имеет смысл говорить не о российском, а о русском народе — держа при этом в уме, что он состоит из русских великороссов, русских украинцев, русских татар и так далее.


Как именно принято петросянить над покойным Ельциным? Очевидно, вспоминая про его фирменное обращение к нации — «дарагие расияне». Произносятся эти два слова обычно с эдаким издевательским акцентом: дескать, тамбовский волк тебе россиянин.

Никакие мы не россияне. Мы… русские?

Вот в этом месте, коллеги, кроется очень опасная ловушка для всех нас.

Посмотрим на главную супердержаву планеты. На США. Как называют себя обитатели Цитадели Демократии?

Правильно. Американцы. Весь знаменитый американский патриотизм, который является предметом моей постоянной зависти, построен именно на этом понятии. На понятии «американцы».

При этом совершенно понятно, что американцем может быть как человек любого происхождения: негр, итальянец, ирландец или даже англосакс. Все они — американцы, и процентов так девяносто их этим гордятся.

Так вот. Русский аналог слова «американцы» — это слово «россияне». Люди, принадлежащие российской нации. Теоретически, неважно, кто мы по этническому происхождению: русские, украинцы или, скажем, армяне. Важно, что мы принадлежим к одной нации: к россиянам.

Что происходит, если мы оскорбляемся словом «россиянин» и начинаем говорить, что мы — не россияне, а, скажем, русские?

Collapse )