January 11th, 2008

Фото

Сопролюд

Очередной раз встретился по работе с вопиющим случаем гнусной халтуры.

Ну вот представьте, что Вы наняли подростка, чтобы тот украсил Вам стену компьютерного клуба «граффити-артом в стиле второго Терминатора и Звёздных Войн». Подросток получил от Вас аванс в семь тысяч рублей, куда-то пропал на неделю, а по возвращении из загула изобразил на стене в два мазка какого-то нелепого корявого урода с человеческими гениталиями.

Вот примерно таким исполнением заказа меня сегодня порадовали.

Не могу сказать, что я был удивлён. В конце концов, я всю свою сознательную жизнь провёл в России, и знаю, как у нас делаются дела. Да чего греха таить — я и сам регулярно выдаю на-гора чудовищный брак. Не по злобе — нет — просто так получается. То времени не хватило, то лень было.

Однако вот ведь какая штука — существует рядом с Владивостоком горная страна Япония. А в Японии существует «система качества Тойота», «метод бережливого производства» и прочая наукообразная херота. Результаты же применения этой хероты ошеломляют — наши узкоглазые братья умудряются делают потрясяюще надёжные и сложные вещи, достигая при этом каких-то фантастически низких показателей брака.

Мало того. Японцы, со свойственной этой нации скурпулёзностью, давно изложили на бумаге все рецепты: как организовать рабочих в «кружки качества» и как обеспечить «непроход брака на следующую ступень». То есть, казалось бы, бери книгу, переводи с японского, и внедряй — и будут у тебя по сверкающим чистотой цехам неторопливо шариться гладковыбритые рабочие в белоснежных халатах.

Но вот на практике почему-то выходит по-другому. Сначала на выделенный бюджет, как мухи на мёд, слетаются консультанты. Затем консультанты начинают раздавать рабочим анкеты и рисовать сложные схемы движения документов. А в итоге завод через сауну и пень колоду получает сертификат ISO:9001, после чего забывает обо всех этих «системах качества», как о страшном сне.

Проще говоря — халтурят наши рабочие по-страшному. Не отстают от них менеджеры, офисные работники, руководящий персонал и, само собой, собственники компаний. Также по-чёрному халтурят бюджетники, от врачей до военных. В общем, халтурят все.

Но — вот парадокс — российские фирмы, несмотря на нашу природную склонность к лени и неаккуратности, как-то умудряются цвести и пахнуть. Производят вполне конкурентноспособные товары, получают прибыль, и довольно быстро растут.

Сегодня у меня родилась теория, почему это так.

Студенты технических ВУЗ'ов традиционно много времени тратят на такую дисциплину как сопромат. То есть, на изучение сопротивления материалов.

Проще говоря, студентов учат рассчитывать, какой толщины должен быть стальной брусок, чтобы выдержать давление в пять тонн. Этот предмет — сопромат — жизненно необходим для конструирования и проектирования сооружений. Например, для постройки мостов.

Да и обычные здания без сопромата не построить. Как бы сумели архитекторы ответить без сопромата на простой вопрос — какой толщины должны быть несущие стены? Или, например, как бы могли определить конструкторы лифтов, какого диаметра должен быть трос, на котором этот лифт висит?

Совершенно ведь очевидная вещь — при строительстве зданий нужно понимать, из чего мы это здание строим. Например, из бамбука можно построить двухэтажную хижину. Шестнадцатиэтажный дом нужно строить уже из кирпича. А небоскрёб, сами понимаете, потребует уже значительного количества стали.

Так вот. Я считаю, что при организации бизнеса также нужно кое-что рассчитывать. Только, конечно, не сопротивление материалов — для этих расчётов существуют специально обученные люди. При строительстве бизнеса нужно рассчитывать… сопротивление людей.

Проще говоря, мы не можем взять японский завод и без изменений населить его русскими рабочими. У наших людей — другая прочность.

Точно также мы не можем сказать — «давайте возьмём вот этот проект моста, но заменим бетон на дерево». Бетон и дерево — таки разные материалы. И русский с японцем — тоже разные существа.

Например, японец может с педантичностью маньяка заполнять разные бумажки, даже тогда, когда за ним никто не следит. Для нашего же человека заполнение бумажек — это пытка.

С другой стороны, нашему рабочему можно без проблем поручить найти решение нестандартной задачи. Например, «как починить сломавшийся станок, если запасных частей к нему нет в наличии». Для японского же рабочего (по слухам) — это большая проблема.

Подведу итог.

Как Вы знаете, такой дисциплины — сопролюд — не то что нигде не преподают, а даже нигде не исследуют. Уж больно неполиткорректна была бы эта дисциплина — пришлось бы признать, что люди — ни разу не равны.

По этой причине — отсутствия элементарных навыков расчёта сопротивления людей — многие бизнесмены пытаются делать из дерева телевышки. А потом удивляются — вроде получилась точная копия Эйфелевой башни, а вот поди ж ты — складывается под собственным весом.

Впрочем, у тотального невежества есть и свои плюсы. Самостоятельно овладевший сопролюдом руководитель будет превосходить своих коллег так же сильно, как белые колонизаторы превосходили технически отсталых индейцев.