Олег Макаренко (olegmakarenko.ru) wrote,
Олег Макаренко
olegmakarenko.ru

Category:

Правильный учебник

Вчера, в комментариях к посту про учёбнутых (ссылка), в разных ветках спорили, что и как говорить школьникам. Как правильно подавать детям тот или иной материал.

Выскажу свои мысли по этому поводу. Какие, вообще, существуют типы разделов в современных учебниках? Давайте разберём на примере, скажем, английского языка.

1. Быстрый старт (начни сейчас)

В этом разделе ученику дают «пощупать» предмет вживую — простейшие фразы, которые можно попробовать произнести сразу же, через одну минуту чтения. Что-нибудь типа:

«Настоящий мужчина прощается словами „I’ll be back“ — „айл би бэк“ — я буду обратно — я ещё вернусь».

Быстрый старт — раздел, читающийся за пару часов, после которого ученик должен примерно понимать, что такое английский язык. Этот раздел, в общем, вполне можно и «промотать», как сугубо рекламный.

2. Практические howto

Howto — это сборник конкретных рецептов. В howto будут содержаться рецепты вида «как пользоваться неправильными глаголами», «как сформировать будущее время», «как выбрать нужный артикль», «что делать, если слова нет в словаре» и так далее.

Изучать раздел «howto», полагаю, вообще не нужно. Рецепты из него следует применять сугубо по необходимости.

3. Любопытные факты и анекдоты

Очень важный раздел учебника. Что сказал советский посол на приёме у королевы. Почему слова pimp и pump не стоит путать в автосервисе, почему важно правильно произносить слово «sheet». Глагол «become» и как опознают в ресторане немецких туристов. Откуда пошло слово «надмозг».

Этому разделу в моём учебнике была бы посвящена примерно треть места.

4. Сложные места, на которые можно наткнуться

Здесь разбираются разного рода подводные камни, всякие тонкости, нюансы и исключения. Что-нибудь типа правил употребления слов «accident» и «incident» в официальных документах.

Этот раздел был бы костяком моего пособия. Основное место в учебнике было бы посвящено именно неочевидным вещам, которые могут поставить ученика в тупик.

5. История вопроса: откуда и что пошло

История развития науки, корни и происхождение. Применительно к английскому я бы рассказал в этом разделе про Цезаря и Клавдия, про кельтские языки и про завоевание Англии французами. Про американский английский и про пиджин-инглиш. Разумеется, всё это сразу шло бы с конкретными примерами, типа классических «cow» и «beef».

Истории я бы тоже уделил в учебнике немало места. Примерно одну шестую.

Кстати, история и анекдоты не были бы у меня разложены по отдельным главам. Я пустил бы их вперемешку с разделом 4 (сложные места), чтобы сделать повествование более лёгким и захватывающим.

6. Справочник

Справочная информация — это не только собственно англо-русско-английский словарь. Это ещё и данные про склонения/спряжения, про времена, про неправильные глаголы и про всю остальную структуру языка, заботливо классифицированную для нас поколениями лингвистов.

Подавляющее большинство учебников, которые я видел, состоят именно из этой ценной информации.

В моём учебнике, однако, этот раздел шёл бы отдельным томом. И на уроках я бы этому тому уделил бы, максимум, полчаса. Чтобы рассказать, где там что искать. Я уверен, что справочной информацией нужно пользоваться ровно тогда, когда есть повод её применить на практике. Не раньше и не позже.

Переводишь текст, наткнулся на непонятую форму глагола. Прочёл соответствующую страницу справочника. Закрыл справочник, переводишь дальше.

7. Словарь терминов

Здесь у меня было бы объяснение используемых в преподавании слов, от герундия до альвеолы. Кстати, очень любопытно — сколько процентов изучающих английский знает, что альвеолы (применительно к фонетике) — это бугорки над зубами? Лично я не знал об этом до сегодняшнего дня, хотя инструкции типа «плавно отрывайте язык от альвеол» читал много раз.

Этот раздел, опять-таки, был бы у меня дополнительным. Читать словарь специально, «про запас», идея не самая здравая.

Подведу итог. Грамотный учебник, на мой взгляд, состоит из разбора сложных мест, разбавленного историей и анекдотами. Изучение же разного рода справочной информации, которым, собственно, и занимаются в школах, это варварство. Бессмысленное издевательство над детьми. Выпускник школы, не умеющий свободно говорить на своём иностранном — это ничуть не менее постыдно, чем выпускник спортивной школы, задыхающийся при подъёме на четвёртый этаж.

То же самое относится и к остальным предметам.

Пресловутая «системность», на которую так молятся школозащитники, в реальной жизни оборачивается заучиванием наизусть справочников и словарей. Очевидно, никакого «глубокого понимания» это тупое времяпровождение не даёт. Глубокое понимание приходит от изучения глубоких мест, а не от бессмысленого поглощения всего подряд.

Хорошо, спросите, вы, где же эти волшебные учебники, составленные по моей схеме?

Отвечу. Таких учебников — вагон и маленькая тележка. Например, «Занимательная Алгебра» Якова Исидоровича Перельмана (скачать). Другой вопрос, что чиновники от образования скорее удавятся, чем допустят в школы столь несистемного автора как Перельман: ведь классический учебник должен на 90% состоять из справочных перечислений. Сравните два типичных отрывка.

Классический учебник:

«Число α=logab (логарифм числа b по основанию числа а), если aα = b и 0 < a ≠ 1, b > 0.

Существование этого числа принимается без доказательства, единственность следует из строгой монотонности функции y= ax при а > 0, a ≠ 1, доказанной ниже.

В силу того, что, в частности, при любом действительном а таком, что 0 < a ≠ 1, a0 = 1, a1 = a из определения логарифма вытекает ∀ а ∈ R : 0 < a ≠ 1, loga1 = 0, loga = 1».


Перельман:

«Музыканты редко увлекаются математикой. Большинство из них, питая к этой науке чувство уважения, предпочитает держаться от неё подальше. Между тем музыканты — даже те, которые не проверяют, подобно Сальери у Пушкина, «алгеброй гармонию», — соприкасаются с математикой гораздо чаще, чем сами подозревают, и притом с такими страшными вещами, как логарифмы.

Позволю себе по этому поводу привести отрывок из статьи нашего покойного физика проф. А. Эйхенвальда…»


Конечно, школозащитники тут же возразят мне, что Перельмана можно прочесть дополнительно, как внеклассное чтение… Соглашусь. Собственно, лично я так и сделал в четвёртом классе, пробежав за 200 страниц и полмесяца большую часть программы средней школы. Однако, увы, проблема справочников заключается не только в потерянном времени. Типичный учебник-справочник, как драчевый напильник, забивает извилины в мозгу ребёнка стружкой ненужной информации. В этом состоянии ребёнку не то что Перельмана читать — даже телевизор смотреть уже не хочется.

Ладно. Как можно изменить ситуацию?

Очевидно же — позволить ребёнку отложить справочники в сторону и заниматься настоящей учёбой. Конечно, какие-то разделы справочника останутся при этом непрочитанными. Однако тут уж надо выбирать — или реальные знания, или отметка в дипломе о бездумном прочтении заданного числа страниц текста.

PS: На всякий случай, моя концепция школы будущего изложена в посте «Кибершкола» (ссылка).

PPS: Читайте мою восьмимартовскую статью в Русском Пионере: «Покажи кактусу грудь» (ссылка).

P3S: К моему большому сожалению, мои читатели оказались правы. Власти начали использовать органы опеки в качестве инструмента давления на разного рода протестующих (пруфлинк).
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 444 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →