Олег Макаренко (olegmakarenko.ru) wrote,
Олег Макаренко
olegmakarenko.ru

Categories:

Австралийская система

В прошлый понедельник некий защитник Ювенальной Юстиции заглянул ко мне в блог и предложил начать дискуссию. Насколько я понял моего оппонента, он считает, что простестующие против Ювенальной Юстиции делятся ровно на два вида — на подлецов и на дураков…

Я принял приглашение и начал задавать вопросы. Ниже привожу нашу беседу (ссылка на веточку):

--- Начало беседы ---

fritzmorgen:

У меня есть к вам три вопроса.

1. Вы предполагаете, что Ювенальная Юстиция заменит текущую службу опеки? Или же к службе опеки добавятся дополнительные чиновники с дополнительными полномочиями?

2. По образцу какой страны вы хотите построить работу с детьми?

3. Как вы предполагаете защищать детей от своих несовершеннолетних сверстников?

moskslav:

Спасибо за ответ и вопросы. Моя статья — тоже попытка начать общественную дискуссию, вернее — изменить ее стиль и вектор.

Отвечаю на ваши вопросы, при этом отмечу, что это мое частное мнение специалиста, гражданина, человека.

1. Заменять опеку другим органом может и не стоит, но изменять механизм ее функционирования необходимо, вводя более ясные критерии вмешательства, ответственность за вмешательство, повышая профессионализм при проведении оценки ситуации (сейчас они составляют «акт обследования жилищно-бытовых условий» не принимая во внимание многих факторов, кто во что горазд). В дополнении чиновниками смысла не вижу. А вот сотрудничество со специалистами, привлечение их к помощи людям в трудных ситуациях — необходимо. Увеличивать число специалистов в Москве — не актуально (во многих других регионах — не помешало бы). Но повысить профессионализм специалистов, служб, изменить цели и задачи деятельности учреждений, повысить эффективность их работы и направить на помощь людям в трудных ситуациях — необходимо. Это я и понимаю под развитием ЮЮ (можно назвать по-другому). При этом успешный опыт у нас в стране уже есть, и не только в моей организации.

2. В нашей стране невозможно построить работу по образцу какой-либо другой страны. Впрочем, как и в любой другой. ЮЮ в каждой стране тесно завязана на их социальное и культурное устройство. Я немного больше знаком с французской, английской (точнее — ирландской) и немецкой системами, несколько меньше — с канадской и американской. В каждой из них есть что посмотреть, и что позаимствовать, проблемы схожи. Но без адаптации не обойтись. Мне больше импонирует австралийская и новозеландская система. Знаком с ними в несколько другом контексте, в Австралии живет моя сестра, воспитывает одна двоих детей. Что мне кажется важным — они очень внимательно относятся к культурным особенностям разных этнических групп (наверно, после неудач по «культурной ассимиляции» аборигенов). В Новой Зеландии некоторые традиции маори (участие всего рода в решении проблем, возникших у представителя)были приняты социальными службами, и даже распространены до работы с другими ситуациями (появилась форма «семейных конференций»). Не думаю, что это возможно в чистом виде перенести в нашу страну. Но вот один историк, написавший диссертацию по так называемым «крестьянским судам», созданным в России в 1861 году и действовавшим вплоть до 1917, говорит что в них весьма распространена была практика примирения. Так что развитие программ восстановительного правосудия (одного из возможных вариантов ЮЮ) вполне может опираться на наши традиции.

3. Защищать детей от детей лучше всего до того, когда это потребовалось, то есть — развивать программы профилактик, направленные на освоение детьми компетенций в разрешении конфликтных ситуаций конструктивным путем, и не менее важно — способствовать развитию того же в семьях, то есть — предлагать помощь родителям. Еще одна и программ, которые мы предлагаем и реализуем в нескольких школах — школьные службы примирения. Мы обучаем школьников, выразивших свой интерес и наделенных доверием своих одноклассников, практике медиации (посредничеству в разрешении конфликтов), и они, при поддержке взрослых специалистов, разрешают конфликты.

В ситуациях же преступлений подростков, на которые в первую очередь и направлена ЮЮ, есть разные подходы (ныне преобладающий у нас — карательный, пока более развитый на западе в том или ином виде — реабилитационный, и поддерживаемый нами, и развивающийся во многих странах — восстановительный, когда подросток, совершивший преступление, принимает активное участие в возмещении ущерба, причиненном его действиями, т.е. принимает активную ответственность за последствия. Сами действия при этом обсуждаются на специально организованной встрече с человеком, пострадавшим от преступления).

Приношу извинения за столь подробный ответ, стараюсь не упустить главное.

fritzmorgen:

1. Про «не будет больше чиновников». Как я могу быть уверенным в ваших словах? Чиновники сами по себе никогда не уходят. Чтобы их уволить нужна политическая воля, надо резать по живому, игнорируя жалобные визги и многочисленные жалобы.

В каком пилотном регионе сотрудники ЮЮ _заменили_ опеку? Было бы здорово увидеть. Дескать, появилось 200 сотрудников ЮЮ, было уволено 300 сотрудников опеки…

2. Ага, Австралия… Не лучший выбор, чтобы рекламировать ЮЮ.

Полмиллиона «забытых австралийцев», перед которыми недавно извинились… Богатые традиции, однако. Опять-таки, аборигены, у которых только недавно, изувечив огромное количество семей, перестали таки отбирать детей.

Вот какие истории пишут об Австралии местные жители:

«Молодая „вуменша“ задала тупой вопрос: как можно готовить, когда мухам есть свободный доступ: я ей ответила, моя 9 летняя дочь вас научит, как с помощью пластика она укрывает нарезанную ею морковь или лук от мух, и в какое время дня лучше готовить, когда почти нет мух. Австралы детей балуют, а филлипинцы, индусы и т.д к труду приучают. Мент сказал что если я не уберу шкафы на кухню отнимет детей и заявит в департамент по защите детей , ходатайствуя о новых родителях. Мои примеры о том что аборигены живут в кустах, питаются гусеницами и змеями и никто им не указ ни к чему не привели. Если бы я ему сказала что мои сыновья подростки великолепно готовят еду пока я пишу картины на заработок, то он точно бы отнял детей. Позже с этой же фирмы 2 парня пришли агитировать на спутниковое и когда я им объяснила что один уже был, но сказал что крыша не подходит они сказали что это вранье. На интернете нашла что в Австралии на счет этого большие проблемы, и постоянно организовываются протесты родителей. Отобранные из за пустяков дети подвергаются растлению, один мальчик Лука, погиб по вине новых родителей, 10 девочка в новой семье подверглась груповухе и т.д. Цивилизация не во всем идет на пользу, мой старший сын имеет мало друзей, потому что он осуждает тех кто в мобилках приносит в школу порнуху».

Про Австралию, вообще, много всего нехорошего пишут, в ключе «полицейское государство».

Впрочем, ладно, это всё лирика. Что меня смущает — это то, что я не вижу у проповедников ЮЮ чётких планов. Например, я не вижу ответа на один очень важный вопрос — кто будет контролировать чиновниц, принимающих решение об отобрании ребёнка.

В Австралии, в США, во Франции — их не контролирует _никто_. Где гарантии, что их кто-то будет контролировать у нас?

3. По поводу примирения и медитаций. Как может возместить ущерб от своих действий компания подростков, избившая другого ребёнка?

Очевидно, никак. И я на месте родителей избитого ребёнка, скорее всего, не стал бы даже никуда жаловаться. Так как не надо быть Вангой, чтобы понять — нравоучениями и медитациями гопников не испугать.

moskslav:

Я не говорю что их не будет больше, я говорю что их не нужно больше. То, в каком направлении двигается наше государство мне не нравится. Кстати, уверен, что компания против ЮЮ направлена на сохранение существующей системы (дорогой, неэффективной и непрозрачной), и, парадоксально играя на недоверии людей к государству, наиболее неэффективные его слуги сохраняют свои места, отвлекая внимание от реальных проблем!

Я могу только показывать, что ДРУГОЕ ВОЗМОЖНО! Вам не кажется странным, что детей у нас отнимали у родителей десятки лет, население детдомов на душу населения у нас превосходит все страны, а вот шум об этом поднялся только тогда, когда этой системе появилась альтернатива?

Про Австралию — очень верю что про любую страну можно набрать разных историй. Но я верю людям, которые там живут, я видел отношение к детям в школе, у родителей, у специалистов, в магазинах, автобусах и т.д. Это очень отличается от нашего! И я 20 лет работаю с тем, что у нас и ЗНАЮ как это у нас. Мать-одиночка с двумя детьми у нас обречена на нищету, маргинализацию и забвение обществом и государством(если не чудо). А там она защищена и является достойным членом их общества (хоть и русская, и это очень заметно:)). Но до этого мы не дойдем, что об этом говорить, у нас другая страна и другие проблемы. Рассматривать проблемы "у них" я вижу смысл только для улучшения ситуации у нас. Пока мы в этом направлении движемся очень медленно, и «борьба с ЮЮ» улучшению ситуации не способствует.

Про медиации — я же не теоретически говорю, я говорю о практике, своей и своих коллег. Уголовное правосудие у нас сейчас обычно ВООБЩЕ не уделяет внимания потерпевшему, часто еще больше травмируя его. Подростки, совершившие преступление в нашей системе в большинстве случаев получают условный срок, или НИЧЕГО, а потом, после рецидива — реальный срок в колонии, после которой рецидив достигает 80 % (из разговоров с судьями).

После наших программ — рецидив менее 5%. Что еще важнее, практически все потерпевшие, принявшие участие в наших программах, благодарны, и считают что получили РЕАЛЬНУЮ помощь (спросите как люди чувствуют себя после суда).

Гопниками не рождаются, их плодит наша социальная ситуация, когда через тюрьмы проходит чуть ли не ЧЕТВЕРТЬ мужского населения страны.

Может, все же что-то поменяем? Не все традиции одинаково хороши...

fritzmorgen:

Отменить тюрьмы, уменьшить количество зеков, ликвидировать колонии — отличная идея.

Только вот как вы предполагаете оградить нормальные семьи от похищений детей?

--- Конец беседы ---

Как видите, ответа на свой последний вопрос — что будет сдерживать чиновников от бесконтрольного отбора детей — я не получил. Надо полагать, мой собеседник не знает этого ответа и сам.

И это неудивительно, так как во всех упомянутых странах чиновники по отбору детей действуют… бесконтрольно. Я читал много материалов по введению в нашей стране Ювенальной Юстиции. Там много говорится о том, что надо создать дополнительные рабочие места для чиновников, предоставить чиновникам дополнительные полномочия.

Но там нигде не говорится о механизмах сдерживания. Что помешает рассерженному на вас чиновнику наказать вас, забрав у вас ребёнка в детский дом?

У меня нет ответа. Зато я твёрдо знаю, что рассердить чувствующего свою силу проверяющего — как нечего делать. Особенно когда над этим проверяющим стоит Астахов, который, помнится, обещал следить, чтобы его минионы работали — то есть, не просто ковыряли в носу, а спасали несчастных детей от злых родителей.

Другими словами, ювеналы исходят из того, что чиновниками будут работать ангелы во плоти, которых не развратит даже та абсолютная власть, которой их ювеналы собираются наделить. Меня эта позиция не устраивает совершенно. Я готов встать на сторону ювеналов только в том случае, если они ясно покажут мне, как именно похитившая детей шайка компрачикосов будет посажена за своё преступление в тюрьму. Пока, судя по документам, которые я видел, никаких наказаний для компрачикосов не предусмотрено даже теоретически.

Да, по поводу настырно протаскиваемого тезиса, будто «Ювенальная Юстиция — это всего лишь суды для несовершеннолетних». Давайте, извините за грубость, читать источники.

Цитирую с сайта ювеналов (источник):

«Ювенальная юстиция — правовая основа социальной политики в отношении несовершеннолетних в Российской Федерации.

Одно из направлений ювенальной юстиции — создание специализированного правосудия по делам несовершеннолетних, при котором в судопроизводство (уголовное и гражданское) активно вовлекаются социальные службы и общественные организации для более эффективного разрешения дел с участием несовершеннолетних, обеспечения защиты их прав».

Обратите внимание, это не я написал. Это написала судья Воронова, горячая сторонница Ювенальной Юстиции. Как видите, госпожа Воронова полагает, что суды для несовершеннолетних — это не более чем часть Ювенальной Юстиции. И что Ювенальная Юстиция послужит базой, основой для всей политике по «защите прав» несовершеннолетних.

Впрочем, можно смотреть не только на слова, но и на реальные дела. Судья Воронова прославилась, в частности, тем, что приговорила к году исправительных работ опекуна, который ставил опекаемого им ребёнка в угол и заставлял есть (пруфлинк).

Как несложно заметить, это ещё один несложный способ отобрать ребёнка. Так как в грехах уровня «требовал поесть» и «ставил в угол» виновны в России, пожалуй, три четверти родителей.

Обратите внимание: я не говорю, что надо заставлять детей есть. Наоборот. Я считаю, что нельзя заставлять детей не только есть, но и, допустим, учить ненавистные им предметы. Однако разлучать на год родителя с ребёнком… Знаете, если я, паче чаяния, попаду в ад раньше госпожи Вороновой, я лично позабочусь о том, чтобы ей досталась хорошо прогретая сковорода.

Ладно. Как видите, Ювенальная Юстиция означает отбор детей. Посмотрим теперь на проблему с другой стороны. А всегда ли отбор детей означает Ювенальную Юстицию?

Очевидно, нет. Мой оппонент совершенно справедливо критикует детские колонии и детские дома. Детские колонии и детские дома — позор России, их давно пора разрушить.

Однако… нужны ли для этого благого дела ювеналы?

Нет, не нужны. Детей из детских домов можно раздать гражданам, благо желающих достаточно. Если решить материальный вопрос и дать как следует по рукам чиновникам, делающим деньги на воспитанниках, детские дома будут закрыты в течение года.

(Я знаю, сейчас кто-нибудь непременно потребует подтверждений. Я их заготовил. Вот типичный пример, как можно сделать деньги на безответном детдомовце: http://www.dayudm.ru/news/2010/06/21/47744/).

Дальше. Нужны ли нам ювеналы, чтобы закрыть детские колонии?

Нет, не нужны. Достаточно объединить их со взрослыми. Беспредела сразу станет меньше. Однако для этого придётся уволить кучу чиновников. Которые сразу же начнут кричать, что взрослые будут обижать деточек… И у политика, принявшего решение закрыть детские колонии, сразу же просядет рейтинг. Так как объяснить электорату, на что способны семнадцатилетние уголовники, оставленные наедине со своими жертвами, сходу не получится.

Дальше. Нужны ли нам ювеналы, чтобы не сажать ребёнка в тюрьму на три года за кражу мешка картошки?

Нет, не нужны. Достаточно либерализовать законодательство и убрать оттуда нелепые статьи, по которым относительно мелкие правонарушения наказываются истязанием в детской колонии. Вот и всё.

Проще говоря, если посмотреть на вещи трезво, выясняется, что корень детских проблем в России — искусственное разделение детей и взрослых. Детские колонии, например, гораздо хуже взрослых колоний. Почему же ювеналы считают, что детские суды будут, наоборот, лучше взрослых судов? У меня нет ответа.

Ладно. Теперь ссылки за последнюю неделю.

1. Для начала немного о том, что происходит с детьми в детских домах. А именно — как влияет на психику ребёнка жизнь под тотальным контролем низкоквалифицированных педработников. Это, если кто не догадался, камешек в огород школ. Так как школы — это детские дома лайт, где у учительниц меньше власти и меньше детского времени.

Пишет Маргарита Багинская, психолог детского дома. Цитирую:

«Взрослые тоже изучали меня всесторонне. Сразу предупредили, что надо определиться, так как одной не выжить, следует примкнуть к одной из двух враждующих группировок. Позже я поняла, что эта вражда была главным развлечением взрослых. Приёмы были переняты у детей. А дети в большинстве своём — социальные сироты, то есть, родители их сидят в тюрьме или алкоголики, лишенные родительских прав.

Периодически психиатр назначает детям успокоительные препараты. Планово.

А так как он специалист приходящий, назначает иногда невпопад. Дети отказываются пить лекарства, но над ними стоят неумолимые медики и требуют или уговаривают. Могут угрожать: „Не выпьешь, скажу психиатру. Упекут тебя в психушку”. Воспитанники знают, что это не просто слова: многие побывали там по нескольку раз. Планово».

Текст целиком: раз, два.

2. Родитель рассказывает про договор со школой. Цитирую:

«В классе, где учится мой сын, например, из 30 родителей 28 всё подписали без вопросов. Этим родители поставили себя в очень непростое положение. Ведь только теперь, в конце учебного года стали открываться далёкие планы государства, по отравлению нашего существования в части воспитания и учёбы. Теперь мы уже знаем, что планируется ввести „паспорт здоровья школьника“. В этот паспорт планируется вписать всю информацию о вашей семье, которую зловещая ювенальная юстиция может использовать для своих грязных целей. Те, кто подписал „разрешение на использование персональных данных”, уже не скажут: „Мы запрещаем, чтобы наш ребёнок доносил на свою семью“. Их больше не спросят».

Целиком: http://community.livejournal.com/anti_ju_ju/99263.html

3. В прошлый раз я написал, что Сталин, в отличие от современных цивилизованных демократов, детей в тюрьму не сажал. Мне тут же сообщили, что я просто не в курсе. Цитирую (источник):

«По состоянию на 4 августа 1938 года у репрессированных родителей были изъяты 17 355 детей и намечались к изъятию еще 5000 детей».

Сейчас, для сравнения, в России лишают родительских прав примерно 70 тысяч человек в год. Сколько ежегодно отнимают детей, по каким причинам отнимают — мне неизвестно. Эта статистика или хорошо спрятана, или вовсе не ведётся.

4. Любопытно, что РПЦ и Астахов нашли таки общий язык. Цитирую (источник):

«В ходе состоявшейся в среду встречи было решено, что к работе над обращениями граждан, которые поступают в патриархию с просьбой о помощи, будут привлечены сотрудники аппарата уполномоченного, сообщили «Интерфакс-Религия» в пресс-службе омбудсмена».

5. А теперь весёлое. Компрачикосы крепко обломались в Сургуте, сдуру запилив честное голосование за и против Ювенальной Юстиции. Цитирую (источник):

«Репутация телеканала, транслировавшего ток-шоу, весьма либеральная, а его информационная политика однозначно направлена на поддержку „ювенального проекта“. Поэтому по ходу программы создавалось впечатление, что ведущий то ли не вполне владеет вопросом, то ли осознанно пытается изо всех сил спасти „ювенальщиков“ от полного разгрома. Но усилия эти под напором уже вполне сформировавшегося общественного мнения оказались тщетными: соотношение при голосовании телезрителей — 1530 голосов „против“ введения „ювеналки“ на 51 голос „за” — говорило само за себя. Стало очевидным: сургутяне, несмотря на свою удалённость от столичных центров, прекрасно разобрались, что к чему, и рисковать своими семьями и своими детьми ради сомнительных западных прожектов не желают».

Как и следовало ожидать, желание чиновников прописаться в семьях граждан и получить власть забирать в детдома детей, «которых родители заставляют кушать», ничего кроме злобы у нормальных людей вызвать не может. Поэтому, повторюсь, бороться с Ювенальной Юстицией (и с существующей уже сейчас её личинкой — службой опеки) очень просто. Для этого достаточно честно и непредвзято освещать их деятельность.

6. В прошлый понедельник мой блог навестил компрачикос, который на голубом глазу уверял, будто детей, оставшихся по каким-либо причинам без родителей, спокойно отдают бабушкам. Я, однако, почему-то больше верю не компрачикосу, а своему читателю. Цитирую (источник):

«Когда у моей жены умерли оба её родителя, ей было 12 лет. Её бабушка почти год оббивала пороги кабинетов, чтобы стать опекуном и Олю не забрали в детский дом. А было это в конце девяностых».

Кто-то будет оббивать пороги год. Кто-то, извините, не справится. Пробивной силы не хватит, да… Особенно если речь будет идти не о бабушке, а, скажем, о тёте. Если же родители не погибнут в автокатастрофе, а будут лишены родительских прав, чиновники захотят быть увереными, что ребёнок не сможет с ними общаться. И тогда отдавать ребёнка родственникам уж точно не будут. В детдоме он будет защищён от жизни надёжнее.

7. Напоследок. Возможно, у вас возник вопрос, что это за «забытые австралийцы»? Цитирую (источник):

«В рамках программы "Дети-мигранты", которая действовала до 1967 года, белых детей из неблагополучных семей отправляли для увеличения народонаселения [из Англии] в бывшие британские колонии.

Многие родители даже не знали, что их детей отправляют за границу, а некоторым детям перед отправкой говорили, что их родители умерли, а их самих ждет благополучная жизнь в Австралии или других странах.

Около 500 тысяч так называемых "забытых австралийцев" содержались в приютах и детских домах между 1930 и 1970 годами и подвергались там крайне жестокому обращению.

Бывшие воспитанники приютов в ходе личных встреч с Кевином Раддом рассказали ему, как воспитатели били их пряжками от ремней и подвергали сексуальному насилию».

Я очень надеюсь, что ювенальному безумию не удастся одержать победу в России. И что через пятьдесят лет какому-нибудь политику не придётся извиняться за сломанную жизнь перед полумиллионом «забытых русских».

Update: как мне объяснили в комментариях, исправительные работы — это не лишение свободы. Разрешили ли приговорённому к году исправительных работ воспитывать своего ребёнка дальше, я не знаю.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 473 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →