Олег Макаренко (olegmakarenko.ru) wrote,
Олег Макаренко
olegmakarenko.ru

Categories:

Как обыватель жил бы без малого бизнеса



Один из главных упрёков малому бизнесу заключается в том, что он ничего не производит, а всё больше оказывает услуги или перепродаёт. Это неверно сразу на нескольких уровнях. К примеру, у меня ещё в нулевые был клиент, который делал газоанализаторы для химических комбинатов и тому подобных предприятий. Тогда мой клиент представлял собой классический малый бизнес. Сейчас я проверил — уже, кажется, совсем не малый — полноценный завод.

Наблюдал я в большом количестве и других небольших производителей самого разного, от мяса до видеорегистраторов. Предвосхищая известные сомнения — да, я лично заходил в мастерские и собственными глазами видел инженеров с паяльниками, лотки с комплектующими и тому подобное. Это была не «переклейка шильдиков» и не перепродажа китайского импорта, а полноценное производство. Кстати, для многих будет сюрпризом, но специфическое оборудование для нефтянки, например, довольно часто производят совсем небольшие фирмы: несколько учёных и инженеров, несколько рабочих, маленький офис, цех размером с половинку ангара… и всё.

Так вот, малый бизнес в реальной жизни производит очень много всего, и если бы я не был так ленив, я бы сейчас даже сходил к своим нынешним соседям, которые производят кое-что весьма интересное, и сделал бы о них блогерский репортаж. Однако при всём при этом малый бизнес было крайне глупо делить на хороший, который производит какие-то детали, и плохой, который «делает ноготочки». Пренебрегать той частью малого бизнеса, которая относится к купи-продай или к услугам, могут только молодые люди, которые не застали в сознательном возрасте СССР, и потому считают, что еда растёт в холодильнике. Именно малый бизнес, причём именно простой малый бизнес — вот эти «лавочки» и «забегаловки» — делают нашу жизнь комфортной и оставляют нам достаточно времени, чтобы ныть.

Для иллюстрации сошлюсь на статью из «Крокодила», которая живописует боль простых советских граждан. Несчастные пытаются добиться от государства элементарных услуг, но терпят неудачу за неудачей. Вот, к примеру, переезд (ссылка):

…Но мытарства Максимовны тускнеют на фоне письма Алексея Макаровича Гусева из г. Николаева. До этого жил он в Ветлуге Горьковской области. А чтобы перевезти вещи в Николаев, ему понадобились два контейнера. С просьбой о них он обратился на станцию Урень. Девушка приняла заявление и попросила позвонить в назначенный день. Но вдруг… Далее цитируем письмо:

«Но вдруг моя радость оборвалась. Откуда-то возникла еще сотрудница по фамилии Климова, взяла мое заявление и выбросила из окошечка и меня выгнала из ихней конторы, говорит, уходи отсюда в трансагентство… Пошел туда, обратился к начальнику агентства, товарищу Борщ Людмиле Васильевне. Говорит, сходите, купите ручку и тетрадь, сделайте опись домашних вещей. Я сделал опись, в ней была указана пчеловодная разборная будка… Борщ сказала, что будку нельзя. Я ей говорю, что она ведь небольшая. Говорит, что мы такие вещи не грузим, поезжай в Горький. Поехал я в Горький к начальнику грузового отдела, товарищу Кузнецову. Не прошло и одной минуты, сразу товарищ Кузнецов подписал. Я поехал домой. На второй день поехал к Борщ. Борщ говорит, что это ты сам подписал. Я сколько доказывал ей, Борщ ничего не признает. Но все же одна из женщин стала оформлять мои документы. Борщ говорит, что это тебе нужно идти на железную дорогу, пусть они напишут сюда бумажку. Пошел на вокзал. Начальник станции позвонила Борщ, чтобы все документы приняли. Пошел обратно к Борщ. С неё какой-то мужчина требовал книгу жалоб, она не давала. Тогда я тоже стал требовать. Тогда Борщ мою документацию выбросила и говорит, что ничего оформлять у тебя не буду. Идите на вокзал и оформляйте всё там, у меня нет контейнеров. Пошел я обратно на вокзал к начальнику станции Талине Аркадьевне (фамилию автор не указывает.— Ред.). Борщ позвонила ей, что отправляй его сама…»



Товарищ Борщ, разумеется, всего лишь исполнительница. Это известная советская схема — товарищ Кузнецов из Горького на всё соглашается, чтобы выглядеть хорошим, а его подчинённая выступает в роли громоотвода. Отказывает всем просителям под разными предлогами, вызывая тем самым гнев на себя. Жаловаться на неё будут тому же товарищу Кузнецову, а он поцокает языком, пообещает во всём разобраться, и… не сделает ничего.

Мерзавцы? Возможно. Но, с другой стороны, все эти комбинации — не от хорошей жизни. Товарищу Борщ дают, допустим, 30 контейнеров в месяц, а заявок она должна выполнить — на 300 контейнеров. Приходится почти всем отказывать.

В СССР говорили в таких случаях, «хочешь жить — умей вертеться». Если бы герой истории умел вертеться, он бы ещё до первой встречи с Кузнецовым узнал бы его таксу, потом сунул бы Кузнецову сторублёвку или сколько там тогда два контейнера стоили, получил бы искомое. Однако герой истории решил пойти длинным путём, написать в журнал «Крокодил». Не исключено, что письмо тоже сработало: упорные жалобщики в СССР обычно не сразу, но всё же добивались своего.

Но это тоже была не панацея, так как жаловаться умели не все, и так как времени на процедуру жалоб уходило изрядно. В другом примере из той же статьи некой несчастной колхознице так и не удалось заказать трактор, так что она в итоге осталась без урожая на своём участке. Догадалась бы предложить трактористу бутылку, вероятно, он бы ей огород вовремя и вспахал.

Однако не надо думать, будто взятки в СССР давали все. Многие или не давали взяток принципиально, или не имели денег, чтобы тратиться на взятки каждый раз, когда им что-то понадобится.

Так вот, малый бизнес с нас все эти проблемы снял. Нужен переезд? Пожалуйста, куча вариантов. Хочешь — закажи грузчиков под ключ, хочешь — арендуй автомобиль, хочешь — отправь вещи транспортной компанией. Нужно вспахать огород? Опять-таки, вариантов полно, от заказа трактора до покупки мотоблока. Можно даже совместить: взять мотоблок в прокат, сделать всё самому, сдать мотоблок. Понятно, что где-то в цепочке, предоставляющей услугу конечному клиенту, есть и крупный бизнес: та же РЖД, например, или завод по выпуску тракторов. Однако сколько-нибудь удобный интерфейс для клиента создают именно малые предприятия.

Если смотреть на экономику с точки зрения фараона, внедряющего в своём царстве азиатский способ производства, то малый бизнес только мешает. Все эти маникюрные салоны и магазины настольных игр — буржуазные излишества, отвлекающие рабочих юнитов от работы на рисовых полях. Представляете, как мало можно платить человеку, если ограничить его потребности до одной робы в год и трёх тарелок брюквы в день? А вот с точки зрения обывателя, желающего нормально жить, малый бизнес — сектор совершенно необходимый. И если высокое начальство должно хвалить малый бизнес за импортозамещение каких-нибудь хитрых приборов из Германии, то обывателю следует искренне благодарить самых простых «барыг», которые стригут головы и занимаются «купи-продай».

Вместо завершения поста замечу, что малый бизнес полезен обществу ещё много чем: к примеру, он поднимает зарплаты в стране, создавая новые рабочие места, и он создаёт питательную среду для бизнеса среднего и крупного, поддерживая тем самым социальные лифты, а также укрепляя экономику страны. Однако мы всё это недавно обсуждали, так что повторяться сегодня причины нет.

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 168 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Recent Posts from This Journal