Олег Макаренко (olegmakarenko.ru) wrote,
Олег Макаренко
olegmakarenko.ru

Categories:

Закон о простом языке



В Новой Зеландии последовали примеру США, приняли закон о простом языке. Идея в том, чтобы государство публиковало свои документы не на традиционном чиновничьем канцелярите, а в доступном и понятном виде: простыми словами, без сокращений и жаргонизмов, стилистически грамотно и красиво. Как в хорошем учебнике для начальной школы.

Цитирую из обсуждения законопроекта в туземном аналоге нашей Госдумы (ссылка):

Наша работа почти со всеми правительственными учреждениями на протяжении многих лет дала нам глубокое понимание колоссальной траты денег и времени, которая возникает в результате использования общедоступной информации на веб-сайте, правительственных бланков и пояснительных листовок. Правительственные учреждения ежегодно тратят миллионы долларов на ответы на вопросы, уточнение информации, отслеживание плохо заполненных форм — и на успокоение расстроенных представителей общественности, которые не могут найти то, что им нужно, или понять информацию, как только они ее найдут… Один проект, который мы завершили несколько лет назад, сэкономил в среднем 1,5 миллиона долларов в год, упростив форму, в которой уровень ошибок был близок к 100 процентам.



Туристический образ Новой Зеландии, все эти зелёные луга с норами хоббитов, имеет мало общего с реальностью — страна деятельно участвует в войнах НАТО (Югославия, Ирак, теперь вот Украина), а также является региональным центром распространения радужного сектантства. По сути, кивищупы — враги России и враги человечества, такие же как США, только с лицемерно мирными улыбками.

Вместе с тем, как верно заметил Овидий в «Метаморфозах», учиться дозволено и у врага.

В нашем обществе бытует глупое, варварское убеждение, согласно которому значение имеет только суть документа, тогда как его форма — дело сугубо второстепенное. Проще всего проиллюстрировать ошибку примером врачей. В Британии проводили исследование, и выяснили, что выписанный врачом от руки рецепт в 15% случаях расшифровать невозможно, а в 5% случаях можно прочесть неверно. Таким образом, в каждом пятом случае первостольник выдавал пациенту лекарство наугад.

Катастрофа? Да, катастрофа. Однако «врачебный почерк» до сих пор считается в России милой особенностью врачей, а не профессиональным преступлением, каковым он на самом деле является.

Сейчас проблема врачебного почерка постепенно уходит в прошлое, — спасибо компьютерам и принтерам, — однако компьютеризация сделала видимой другую проблему. Врачи редко умеют связно излагать свои мысли, из-за чего итогом их консультаций становятся хаотичные, неаккуратные, кишащие сокращениями заметки. Пациенту эти заметки местами непонятны. Другие же врачи чужие заметки понимают превратно, так как время приёма ограничено, и у них нет времени, чтобы вычленить суть из шаблонных заглушек и словесной каши — они успевают только быстро пролистать бумажки и, иногда, наткнуться там на что-нибудь интересное. Как итог, пациент не может выполнять рекомендации врачей, а врачи, в свою очередь, назначают пациентам по кругу одни и те же лекарства, игнорируя их историю болезни.

Врач 1. 2012 год. Кажется, у пациента проклятье теплокровных. Назначим ему звездолист.
Врач 2. 2017 год. Так-так, звездолист не помог. Назначим пациенту отвар клещей.
Врач 3. 2022 год. Какой отвар клещей? У пациента же явно проклятье теплокровных. Назначим ему лучше звездолист.

Есть ровно один способ избежать этой ловушки хождения по кругу: перед походом к врачу изложить историю своей болезни письменно, в литературном виде, на одном листке А4. Проще говоря, выполнить ту работу, которую (в теории) должны выполнять сами врачи.

Выше я разбирал врачей, так как мы все иногда имеем дело с врачами, однако с другими профессиями дела обстоят ничуть не лучше. Наш брат предприниматель ещё хуже врачей: деловой человек, способный внятно изложить своё дело в одном коротком письме, большая редкость. При общении же с государством про литературный русский даже мечтать не приходится. Идёт ли речь о судебном решении, о письме из Налоговой или о проекте перепланировки квартиры, везде мы будем иметь дело с одним и тем же — с плохо оформленным словесным мусором, для расшифровки которого придётся прибегать к помощи специально обученных людей.

Невинный пример. Мне сейчас прилетел внезапный штраф с камеры — постановление на двух страницах, ссылки на нормативные акты, фамилия инспектора и ещё куча неинтересной мне информации. Оформлено красиво, так что глаз высокого начальства наверняка остался бы доволен солидным документом со штрихкодами, фотографиями и цветным печатями. Но если бы рассылку делали нормально, всю эту шелуху сократили бы до трёх строчек:

«Олег Александрович, в пятницу вы ехали по проспекту Красных Мародёров со скоростью 63 километра в час, тогда как на перекрёстке с Баркова с 01 октября висит знак 40 из-за ремонтных работ. Я выписал вам штраф в 500 рублей (если заплатите до 10 ноября, то 250 рублей)».

Кстати, в официальном постановлении, которое я сейчас получил, выделенного жирным нет. Я не знаю, почему на широком проспекте внезапно поставили знак 40 — инспектор в письме мне этого не сообщил. Номер свидетельства о поверке столбовой видеокамеры сообщил, а вот историю появления этого странного знака — нет…

В общем, мне совершенно очевидно, что нам следует брать пример с США и Новой Зеландии, вводить закон о простом языке — делать документы короткими и понятными. Проблема в том, что это очевидно мне, но не российскому обществу: огромные потери времени и денег, которые несёт наша экономика из-за того, что люди не понимают друг друга, остаются невидимыми.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 128 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →