Олег Макаренко (olegmakarenko.ru) wrote,
Олег Макаренко
olegmakarenko.ru

Categories:

О вреде тендеров

Знаете, что такое «ригидность»?

Ригидность — это, грубо говоря, упёртость. Неспособность изменить своё мнение. Классический случай ригидности — когда Мавроди уже успел отсидеть и выйти на свободу, а вкладчик до сих пор верит, что ему вернут денежки. Или, пример поближе к жизни, когда бородатый программист покупает себе новенький Лексус за наличные, а его мама по-прежнему считает, что компьютер — это всё глупости и детские игрушки.

Проще говоря, ригидность — это болезнь. Знаете, у некоторых людей к старости перестают сгибаться руки, ноги и туловище. Мозг у большинства людей теряет гибкость значительно раньше. Объяснили, например, человеку в детстве, что все православные — тупые фанатики. И дальше хоть роту православных учёных ему покажи, он всё равно своего мнения не изменит.

Так вот. Хоть я и считаю, что Министерство Образования было бы логично объединить с ГУИН’ом, это ещё ни разу не значит, что я гневно затыкаю уши и поворачиваюсь спиной к школьным учителям.

Во-первых, у меня нет монополии на Истину: возможно, через десять лет станет ясно, что певцы школьного насилия были правы, а я — неправ.

А во-вторых, от надзирателя тоже многое зависит. Профессию школьного учителя выбирают не только садисты и неудачники: есть среди школьных учителей и действительно светлые люди.

Короче, расскажу немного и о педагогических работниках. Встречайте первым: nextstage.

nextstage, работавший доселе в строительной компании, пару недель назад устроился в экспериментальный колледж, на должность IT-директора. Как известно, IT-директор в школе занимается всем — от закупки и настройки техники до обучения юношества.

Про свою работу nextstage и пишет. Рассказывает, например, почему многие предприниматели отказываются продавать компьютеры госорганизациям, и у кого в итоге техника обычно закупается. Цитирую:

«Ноутбуки мощные, но сделаны у нас компанией Aquarius, входящей в НКК — крупный отечественный IT-холдинг. В их производстве замешано небезызвестное НИИ восход.

Почему именно „замешано“? Ноутбуки по начинке мощные, хороший процессор, все возможные порты web-камера и т.д. Неплохой экран, стабильно работают. Какие же минусы? Корпус и интерфейс. Корпус сделан из криво подогнанных друг другу кусков мягкого и гнущегося пластика ужасающего качества, в советских детских игрушках пластмасса была получе. Клавиатура и трекпед не пригодны для использования. То есть полностью не пригодны, их проектировал дегенерат и моральный урод. Как вам например стрелочки вчетвером ужатые до такого размера, что одну из них нельзя нажать не нажав на другие. То же касается клавиш, на которых знаки пунктуации, шифтов, расположение — это отдельная песня. Клавиши срабатывают только тогда, когда нажатие на клавиатуру серьезно прогибает ее внутрь корпуса. Трекпед представляет собой устройство, перемещение пальца по которому более или менее способно передвинуть курсор в приблизительно ту же сторону, о том, чтобы его на что-то сходу навести приходится только мечтать, обычно в этом процессе происходит пара кликов, включается прокрутка и т.д. Со внешней клавиатурой и мышью такой ноутбук вполне функционален. За такое надо расстреливать, как и за наш автопром. При этом компания Rover вполне себе способна делать средненькую эргономику».


Тут я отвлекусь и сделаю дополнение из своего личного опыта. Знаете, как в школах/институтах закупают обычно компьютеры?

1. Сначала выбирают какого-нибудь крупного и известного поставщика. Хорошо если западного, но вполне подходит и крупный российский. При этом важно, чтобы поставщик не только торговал техникой, но ещё и производил её. Вариант «купить безымянные компьютеры» рассматривается весьма неохотно. Вариант «купить подержанные компьютеры» не рассматривается вообще.

Делается это не по злобе и не по глупости: просто закупщику надо иметь возможность произнести слова «известная фирма», когда его будут сношать за неправильный выбор.

2. Затем закупщик обозначает технические параметры, в которые надо уложиться. Частоту процессора, объём памяти, диагональ дисплея… на что хватит фантазии. Излишне пояснять, что слово «качество» в техническом задании не указывается. Качество не измерить.

3. И, наконец, третий пункт — давят поставщика по цене. И поставщик «режет» все составные части, которые может зарезать. Например — классический случай — подбирают блок питания не за 30, а за 8 долларов. И мышку ставят не за 6 долларов, а за 40 центов.

В результате мы получаем вроде бы мощные компьютеры, но совершенно непригодные к работе. Иногда конечный пользователь умудряется заставить технику работать, потратив пятьсот рублей из своего кармана на покупку нормальных мыши и клавиатуры. Иногда, увы, живые люди так и работают с западающими кнопками и срабатывающими через раз клавишами.

Причина же подобного преступления одна — иерархическая система закупок. Ответственный за закупки отвечает только перед начальством, на мнение конечных потребителей товара ему, извините за прямоту, наплевать. Начальство же оценивает работу закупщика по сугубо формальным критериям. Поэтому из всех вариантов выбирается, закономерным образом, самый дешёвый и поганый из всех возможных.

Теперь вопрос на засыпку. Как указать в техническом задании требуемое качество клавиатуры?

Вот, представьте себе, завтра Вам надо купить сто клавиатур для школы. Перед Вами на столе лежат два счёта. Первый счёт — от обычного поставщика, который предлагает нормальные клавиатуры по нормальной рыночной цене. Второй счёт — от жулика, который предлагает клавиатуры отвратительные, но… в три раза дешевле.

Как Вы можете отказаться от услуг жулика?

Написать в ТЗ «не дешевле 300 рублей за штуку»? Во-первых, так не принято. Во-вторых, жулик просто поставит цену ровно 300 рублей и всё.

Написать «105 клавиш, русские и английские буквы»? Так все клавиатуры такие. Затребовать какие-нибудь сертификаты? У жулика все сертификаты есть, не сомневайтесь. Это его хлеб.

Положение, в общем, безвыходное. Госслужащим приходится сейчас или покорно покупать некачественный товар у мошенников или идти на должностное преступление, всячески «подыгрывая» знакомым поставщикам.

Подытоживая вышесказанное, тендеры — сравнение по ценам — это зло. На тендерах побеждает не лучший товар, а самый дешёвый. Последствия этого почти всегда печальны, а иногда очень печальны.

Решение проблемы, впрочем, очевидно. Разрешить чиновникам тратить деньги по своему усмотрению. Контролировать только результаты работы. Растёт уровень компьютерной грамотности выпусников колледжа? Значит в колледже порядок. А куда конкретно идут деньги — на компьютерный класс, на экскурсию в дом-музей Линуса Торвальдса или на банковский счёт директора школы — дело десятое.

Ладно. Возвращаюсь к журналу nextstage. Его первые посты про колледж лежат здесь, здесь и здесь. Главная интрига на сегодняшний день — удастся ли автору перевести хотя бы часть учебного процесса в современное русло, или же уроки так и будут вестись методами восемнадцатого века — с мелом у доски и зевающими детьми за партами.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 295 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →