Олег Макаренко (olegmakarenko.ru) wrote,
Олег Макаренко
olegmakarenko.ru

Categories:

Моральные принципы жителей Запада и проблема публикации в западных журналах



1. Русских демонстративно исключили из некой группы онкологов. Идея была в том, чтобы наказать больных раком из России. Это уже заявка на геноцид, так как один из вариантов геноцида — умышленное лишение медицинской помощи по расовым или национальным признакам. Заявка слабенькая — группа, из которой нас исключили, относительно невелика, это второстепенное сообщество. Даже на Западе большая часть врачей ещё не готова на прямые преступления, так что серьёзные онкологи ритуально плюнули в русских и продолжают сотрудничать с нами в прежнем порядке.

Вот статья об инциденте на Медскейпе, одном из самых известных медицинских сайтов (американском, разумеется):

https://www.medscape.com/viewarticle/969851

Желающие могут потратить две минуты, пройти бесплатную регистрацию и прочесть статью по ссылке целиком. Я перескажу краткую суть, своими словами: «русские пьют кровь христианских младенцев, так что они заслужили самое жестокое к себе обращение. И вы только посмотрите — эти лицемеры пытаются ещё и оправдываться! Не жалейте русских, они того не достойны. Если вы хотите кому-то помочь, обратите ваше сострадание на более подходящий объект».

В комментариях под статьёй развернулась политическая дискуссия. Иностранные врачи бездумно ссылаются на фейки про вымышленные зверства русских, некоторые русские врачи просят прощения за то, что они русские, и говорят, что сами не любят Путина. Многие напоминают, что врачи, вообще, должны лечить пациентов, а не лезть в разные политические непотребства.

Радует, что некоторые комментаторы довольно внятно излагают нынешний политический расклад — с необходимым экскурсом в историю Второй мировой. Среди врачей традиционно много евреев, а евреи сейчас хорошо понимают русских, так как они сами были в нашей шкуре всего лишь несколько десятилетий назад.


2. Виктор Мараховский напомнил про известный фрагмент из интервью госсекретаря США Мадлен Олбрайт в 1996 году. Журналистка спросила Олбрайт, насколько оправдана цена санкций, которые США наложили на Ирак после войны в Персидском заливе 1991 года, ведь в результате этих санкций, по данным ООН, погибли сотни тысяч (полмиллиона, как утверждает журналистка) иракских детей. Глава Госдепа ответила, что это «тяжёлый выбор», но, тем не менее, «цена оправдана»:
 
https://www.youtube.com/watch?v=4iFYaeoE3n4 




3. Сейчас многие предлагают снять требования Минобрнауки к российским учёным, стимулирующие их публиковаться в западных научных журналах. Сторонники такого шага справедливо указывают на неприятные факты: во-первых, во многих гуманитарных дисциплинах российские публикации на Западе просто не берут, если те не продвигают идеологическую повестку (антироссийскую, зелёную, голубую, красную, чёрную и так далее). Наших учёных затягивают в свои идеологические сети, вяжут публикациями, а Минобрнауки, получается, это поощряет. Во-вторых, англоязычные журналы используют своё положение и стараются содрать денег с российских авторов за публикацию. Таким образом, мы платим Западу «научную дань».

Но всё же сжигать мосты в сфере науки – шаг рискованный. Наука в целом остаётся делом интернациональным, даже если отдельные страны пытаются ею манипулировать. Не стоит уподобляться тем западным научным организациям, которые в ущерб интересам международного научного сообщества начали разрывать связи с Россией.

Вот мнение профессора экономики Александра Скоробогатова по вопросу публикаций россиян на Западе:

https://skorobogatov.livejournal.com/95705.html

Российская наука в последние годы интенсивно интегрировалась в международную, чему немало способствовала и государственная политика стимулирования публикаций в международных журналах. Публикации для ученого – важный, а зачастую вообще единственный, результат исследовательской работы. Это способ поведать миру об открытии, которое потенциально сделает его лучше.

И здесь вопрос в том, где публиковать результаты. Очевидное решение – там, где их смогут правильно оценить. С работой должны познакомиться люди, которые разбираются в соответствующей области и могут определить, актуален ли вопрос, правильно ли все сделано и как соотносится с тем, что ранее делали другие.

Специалисты в каждой области образуют иерархию, где наверху те, кому больше всего доверяют. Этой иерархии соответствует и иерархия научных журналов, и если в журнале из верхней строчки списка приняли статью, значит редактор и рецензенты, способные оценить ее научный вклад, нашли его достаточно весомым, чтобы ее принять.

Исторически сложилось, что главные научные центры располагаются на Западе, соответственно, там же и авторитетные ученые и престижные журналы. Неудивительно, поэтому, что, когда ученый начинает заниматься наукой всерьез, он обращает взоры в ту сторону. Собственно, так обстоят дела где угодно. Занимаешься ли ты гитарой, рукопашным боем или шахматами, если ты хочешь преуспеть по-настоящему, ты идешь к тем, кто в этом реально лучший.

Кстати, людям по обе стороны конфликта часто трудно это признать. Если это мой враг, то и вообще он все плохо делает. Однако это нерациональный подход даже с позиции противостояния. Ведь и враждовать надо уметь.

В отношении науки, правда, говорят, мол, в западных журналах занимаются не исследованиями, а продвижением определенной идеологии. Это правда, но относится это лишь к ограниченному кругу дисциплин и журналов преимущественно гуманитарной направленности.

Кстати, хотя экономику у нас по советской традиции многие до сих пор считают гуманитарной наукой, занятой лишь разъяснением той или иной "генеральной линии", в ее нынешнем исполнении она бесконечного далека от такого образа (подробнее об этом см. здесь).

Если взять подавляющее большинство экономических журналов, особенно занимающих верхние строчки рейтингов, они публикуют статьи высочайшего уровня со строго доказанными результатами, выводы из которых, как правило, не льют воду ни на чью мельницу в политических раскладах.

Резюмирую: не надо себя самим загонять в научное гетто.


Возможно, стоит разработать некий дифференцированный подход: в негуманитарных областях оставить всё так как есть, а вот в некоторых гуманитарных сделать послабления для российских учёных в плане требования международных публикаций. В области политологии, социологии, истории, гендерных штудий и так далее.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 240 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →