Олег Макаренко (olegmakarenko.ru) wrote,
Олег Макаренко
olegmakarenko.ru

Category:

Свобода — это рабство



«Всё куплю, сказало злато, всё возьму, сказал булат». Свободный рынок невозможен без жёсткого ограничения другой свободы, свободы грабить и воровать. Когда на рынке не действуют законы, «продавцы» отнимают у покупателей деньги, не отдавая им товар, а «покупатели» забирают товар у продавцов, ничего не оставляя тем взамен. Не всегда при этом на контрагента открыто наставляют пистолетное дуло, зачастую продавцы на рынке просто сговариваются друг с другом, не оставляя покупателю возможности купить товар по честной цене. Внешне всё выглядит пристойно, но по сути, разумеется, это ровно такой же грабёж.

Капитализм строится на двух краеугольных камнях: на неприкосновенности собственности и на ограничении монополизма.

В самом деле, представим себе вырожденное государство, в котором два закона капитализма не соблюдаются. Монополизм там никак не ограничен, и потому всю власть в стране захватила одна огромная монополия. Собственность там не охраняется законом, поэтому монополия забирает себе все ценности, которые граждане не успевают от неё спрятать. Очевидно, это государство с весьма слабой экономикой. В обществе такого государства царит атмосфера обречённой расслабленности: люди работают спустя рукава, так как, во-первых, «всё равно отберут», а во-вторых, «куда они денутся, мы монополисты». Товары с услугами в этом государстве плохие и дорогие, при этом даже плохих товаров и услуг производится так мало, что на всех их не хватает.

Исправить ситуацию в таком государстве можно при помощи ограничения свободы грабить и воровать. Для этого достаточно придушить монополию, создав конкуренцию на рынках, и защитить права собственности, дав людям стимул выкладываться на работе. Так мы превратим азиатский способ производства в нормальный капитализм.

Проведу аналогию с футбольным матчем. Если на поле царит полная свобода, футбол немедленно превращается в бои без правил. Удары по мячу перестают иметь значение: побеждает команда, которая вооружена ножами, или команда, у которой на трибунах бушуют агрессивные болельщики, готовые растерзать чужих футболистов, если те не отдадут победу без борьбы. Футбол остаётся настоящим футболом только до тех пор, пока на поле властвует жёсткая диктатура правил, за выполнением которых следит или независимый арбитр, или, — в случае дружеского матча, — сами футболисты. Как только появляется свобода нарушать правила, футбол заканчивается.

Ленивые анархисты полагают, что следует отменить все законы, и правила тогда магическим образом установятся сами собой, в ходе естественного соперничества граждан. Для защиты собственности торговцы будут нанимать охранные предприятия, а так как охранных предприятий будет много, можно будет выбрать среди них хорошее и недорогое.

К счастью или к сожалению, наш мир устроен иначе. История убедительно доказывает, что как только центральная власть ослабевает, фактически отменяя тем самым действовавшие ранее законы, страна немедленно попадает под власть мелких и крупных банд. Во время анархии бизнес действительно платят бандитам за «защиту», как это было в России в лихие девяностые, однако при этом бизнесменов всё равно регулярно грабят. Говорить о свободном рынке в этих условиях смешно: практически каждая операция сопровождается поборами, причём размер этих поборов, в отличие от нормальных налогов, заранее не определён. Экономика в итоге прозябает, и подъём начинается только в том случае, если власть находит силы придушить вольницу бандитов с монополистами, чтобы установить честные капиталистические правила игры.

Подведу итог

Настоящая капиталистическая свобода — это жёсткие регламенты, позволяющие условному галантерейщику соревноваться на равных с огромной монополией. Свободный рынок работает только в связке с диктатурой закона. Если закон становится вялым, предоставляя свободу бандитам или монополистам, свобода торговли в стране немедленно исчезает.

Когда меня спрашивают, почему я, будучи капиталистом, выступаю за те или иные ограничения, мне остаётся только удивлённо пожать плечами. Потому-то и выступаю, что я капиталист: эти ограничения нужны мне, чтобы я имел свободу производить и торговать.

PS. Это семьдесят третья статья из серии «Размышления о ведении бизнеса в России». Другие статьи серии можно найти вот здесь:

https://olegmakarenko.ru/tag/Размышления о ведении бизнеса в России

Tags: Размышления о ведении бизнеса в России
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 380 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →