Олег Макаренко (olegmakarenko.ru) wrote,
Олег Макаренко
olegmakarenko.ru

Categories:

Световые Технологии, репортаж с завода в Рязани



Я люблю людей, которые всё проверяют. Только так и можно построить надёжный бизнес: проверяя на прочность каждую цифру, каждую линию, каждую деталь конструкции. Поставщики утверждают, что их детали безопасны? Что же, джентльмены верят друг другу на слово… но тем не менее, вот стол, вот спектрограф. Давайте-ка расчленим пару этих безусловно безопасных деталек, засунем их в агрегат и проверим процентное содержание вредных веществ: соответствует ли оно тому, что написано в сопроводительных бумажках.

Как говорил Рональд Рейган, отнюдь не худший президент в истории США, «доверяй, но карты пересчитывай». Когда я прихожу на очередной завод, а на заводы я прихожу часто, я отключаю уши и включаю глаза. Меня мало интересует, что мне рассказывают про высокое качество. Мне интересно, что на заводе реально делают, чтобы высокого качества добиться.

На прошлой неделе я по приглашению Марии Поповой был на заводе осветительного оборудования в Рязани:

https://www.ltcompany.com/ru/

Современное производство, большие цеха и… огромные пустые пространства под будущее расширение. Как в компьютерной игре, только в реальном мире — мне даже стало завидно руководству предприятия, которое занимается такими интересными вещами. Как бы вы, например, освоили огромный подземный бункер-бомбоубежище, волею судьбы оказавшийся на территории завода? Лично я, думаю, разместил бы там образцовую подземную оранжерею, благо светильники для оранжерей завод тоже производит.

Вот один из этапов проверки светильников, про которые я говорил. Температурный шкаф, в котором светильники испытывают на устойчивость к холоду и жаре температурами. Конкретно на фото, как видите, какой-то образец замораживают до минус пятидесяти.



А вот специальный стенд, который трясёт упаковку со светильниками, притворяясь подпрыгивающим на ухабах кузовом грузовика. Испытание длится около восьми часов: по совести, я сомневаюсь, что в 2019 году в России остались ещё дороги, на которых столь мощные ухабы размещены с такой плотностью и в таком количестве.


https://youtu.be/OugnifebVEA

Вот более низкие технологии — мешки с песком, которые имитируют ветровую нагрузку:



Казалось бы, что может быть проще — измерь площадь светильника и высоту установки, рассчитай вес мешков с песком. Убедись, что твой светильник не сломается от порыва ветра, как гнилая осина на кладбище, и не попадёт в заголовки новостей, упав на голову какому-нибудь зазевавшемуся прохожему.

Однако именно такие простые решения и отличают «старый» бизнес от фирм-однодневок. Я сейчас не рекламирую завод «Световые Технологии»: я не специалист по светильникам, и уж тем более я не специалист по городским фонарям и по промышленному свету. Я просто рассказываю, что у ответственного производства есть обычно характерная примета — простые дополнительные проверки на качество там, где такие проверки можно без особых затрат внедрить в производственный цикл. Это называется «работа без авралов» и «умение думать на шаг вперёд».

В итоге получается прочно. На одном из этапов наш сопровождающий сказал, что корпуса светильников антивандальные, и что их невозможно разбить руками. Я попробовал разломать один из корпусов лично. Не преуспел:

https://www.facebook.com/vasiliy.nikitinskiy/videos/pcb.2608578609208391/2608577619208490/

Кстати, раз уж мы заговорили про «старый» бизнес, «Световые Технологии» — бизнес основательный, но по мировым меркам ещё довольно молодой. В девяностые в нашу страну пришёл евроремонт, а вместе с евроремонтом пришли подвесные потолки «армстронг»: шахматного вида серые клетки, которые вы наверняка тысячу раз видели в разных офисах. Основатели «Световых Технологий» вначале возили с Ближнего Востока светильники для таких потолков, а когда стало ясно, что в России спрос на такие светильники огромен, открыли в 1997 году в Рязани собственную производственную линию. На ней работали тогда 20 человек.

Пётр Столыпин сказал в начале XX века, что России нужны «двадцать лет покоя внутреннего и внешнего». Этот рецепт традиционно хорошо действует на нашу огромную страну. «Световые Технологии», например, за 20 лет без реформ и революций успели вырасти во много раз. На заводе работают уже 700 сотрудников, производительность труда которых, благодаря более современным станкам и промышленным роботам, значительно выше, чем в беспокойном ещё 1997 году. У предприятия есть заводы ещё и за рубежом, в Испании и в Индии, например, однако я был только на заводе в Рязани, и поэтому писать сегодня буду только о рязанском, о том, который я видел собственными глазами.

Вот ещё один пример простых технологий — обычная гидравлическая тележка, которая устроилась подобно домашнему коту в нарисованном на полу прямоугольнике:



Обратите внимание, у тележки сверху прикреплён шильдик «МО». Это название цеха металлообработки, к которому она приписана. Когда мне рассказывают про легендарную книгу Андрея Паршева «Почему Россия не Америка», где тот оправдывает низкую производительность труда в России нашими морозами, я жалею, что не могу взять собеседников за руку и провести их по десятку-другому реальных производств.

Разница между богатым заводом и бедным заводом вовсе не в том, что у одного из них за окном плюс 20, а у другого минус 20. Воздух легко нагревается при помощи отопительных приборов. Разница в том, что на одном заводе рабочий работает, а на другом рыщет по территории в поисках тележки. Понятно, что первый рабочий за смену производит больше деталей, чем второй.

Возможно, вы уже думаете, будто на «Световых Технологиях» всё застыло в эпохе молотков и кувалд, как картинках из душеспасительных советских книжек. Что же, не буду отрицать, производственный колорит я и вправду в уголке одного из цехов нашёл:



Тем не менее большая часть завода живёт уже в XXI веке — робот на роботе сидит и роботом погоняет. Приятные рязанские лица рабочих, с одной стороны, радуют глаз, а с другой стороны, выдают важную местную проблему: Москва слишком далеко, чтобы завод мог получить доступ к неограниченному рынку рабочей силы. Из других городов выгодно приглашать только инженеров и конструкторов, так что предприятию волей-неволей приходится ставить автоматику и тратиться на производительные механизмы.

Вот, например, робот работает с высокими температурами, перемещает алюминиевое литьё. Полагаю, он один заменяет как минимум с десяток рабочих:


https://youtu.be/lf7NXoDLLr4

А вот и печь с расплавленным алюминием, в которой рождаются корпуса светильников. Рядом с печью, как и во всём цеху, довольно горячо. Это ещё один повод радоваться российскому климату: в то время, как жителям жарких стран приходится раскошеливаться на охлаждение цехов, россияне могут экономить, используя печи в качестве бесплатных обогревателей, а забортный воздух в качестве бесплатного кондиционера.


https://youtu.be/_wKNQyqYLXg

Возможно, вы обратили внимание, что на заглушке алюминиевой печи кто-то нарисовал пиктограммы. На заводе такое не редкость, там вообще довольно мило. К примеру, вот этой крышке дали имя, её зовут Иван:



Вот ещё один робот, на первый взгляд сомнительный с финансовой точки зрения. Казалось бы, он всего-то и делает, что наносит силиконовую прокладку на крышку корпуса. Шустрый двуногий работник, как мы знаем по многочисленным видео из Китая, справился бы с той же работой за впятеро меньшее время, при этом к роботу один человек в любом случае намертво прикреплён: он стоит рядом и скучает, меняя каждые полторы минуты две осиликоненные крышки на новые.


https://youtu.be/dcEGiYuAlk8

Разгадка заключается в точности обработки. Живой человек может выдавить силикон быстро, но не может выдавить его аккуратно. После человека слой силикона где-то будет толще, где-то тоньше. Открытый всем ветрам светильник, который может находиться и на улице, и под дождём, и даже в едкой аммиачной атмосфере коровника, начнёт втягивать влагу и сломается. Экономия выйдет боком.

Вот видео ещё одного теста — на нём сотрудник лаборатории поливает светильник струёй из шланга, стараясь при этом прицельно попасть в самые уязвимые места.


https://youtu.be/oEnMfeBDUwE

Получается не очень точно, — истязателя отвлекают блогеры, — но причины, по которым аккуратной укладке силикона уделяется столько внимания, становятся понятны. Хороший светильник должен быть герметичным, без помощи робота добиться герметичности непросто.

К сожалению, я не догадался сфотографировать стеллажи, на которых готовые светильники вылёживаются шесть часов во включённом виде перед тем, как их отправят клиентам. Вы можете найти фотографию одного из этих стеллажей в репортаже Василия Никитинского, изображение номер 47:

https://dobriy-vasya.livejournal.com/755120.html

Пожалуй, если бы все производители техники проводили такой контроль качества перед тем, как отгружать товар клиентам, мы бы жили сейчас в другом, гораздо более уютном и обустроенном мире.

Кстати, раз уж речь зашла про испытания, вот фотография мобильного анализатора, при помощи которого сотрудник лаборатории на наших глазах определил пробу золотой цепочки одной из участниц экспедиции. Мой друг, ювелир, сильно заинтересовался устройством и попросил меня задать вопрос в зал: сколько стоит подобное устройство, — может быть, менее навороченное, — которое он сможет поставить у себя в магазине, чтобы «на лету» определять содержание золота в изделиях, которые приносят ему клиенты? Если вы назовёте конкретные модели (и цены на них) в комментариях, я буду вам весьма благодарен.



Вернёмся к заводу. Обратите внимание на станок для лазерной резки. На первый взгляд, это обычный станок: большой, современный, можно пройти мимо и внимания не обратить. Опытные люди, однако, знают, что надпись на станке читается не «Юнимач», а «Юнимаш». Станок российский, делается в Петербурге. Я спросил у нашего гида из «Световых Технологий», почему они купили именно российский, а не итальянский, к примеру, или не китайский станок. Мне ответили, что патриотизм при выборе во внимание не принимался: просто отечественный станок показал те же или лучшие характеристики, но стоил при этом на 20% дешевле.



Я не изучал вопрос подробно: может быть, на станках «Юнимаш» стоят западные микросхемы, может быть, это даже отчасти совместное производство. Тем не менее делаются станки в России, это факт, и по соотношению цена-качество они выигрывают у иностранных конкурентов, это тоже факт.

Станкостроительная отрасль не имеет большого значения в плане денег, станки дёшевы и много на них не заработаешь, однако она весьма важна для развития экономики. Я очень рад, что годы стабильности делают ровно то, чего мы от них и ждали. Накопленный торговлей капитал вкладывается в производство, производители вкладываются в технологии.

Вот, кстати, другое технологичное оборудование, линия для сборки печатных плат. Когда мы приехали, она только настраивалась на выпуск чего-то нового, поэтому работала медленно, в режиме отладки.



На видео микросхемы и прочие радиодетали наживляются на печатные платы. Дальше платы поедут по конвейеру в печь, прогреются в специальном режиме и накрепко впаяются на свои места. Потом рабочие вставят платы в светильники, соберут всё воедино, оттестируют и передадут часть образцов из каждой партии в лабораторию, чтобы там эти образцы подвергли совсем уж суровым испытаниям.


https://www.youtube.com/watch?v=72UzoFn6L-o

Вот ещё одно видео из лаборатории: футуристического вида датчики вращаются вокруг светильника, записывая его цветовой профиль. Сейчас я расскажу кое-что важное. Информацию, которая, возможно, пригодится вам лично.


https://youtu.be/hpHvzFxrre4

Многие думают, будто свет — это что-то малосущественное, и что ошибиться со светом не более страшно, чем ошибиться, например, с цветом скатерти на кухонный стол. Дескать, выберешь неправильный цвет — будешь какое-то время морщиться, а потом выкинешь износившуюся скатерть и купишь новую.

Не всё так просто. Во-первых, лампочки работают от сети переменного тока и, следовательно, мерцают. Мерцание вредно для глаз. Включите камеру мобильного телефона и наведите на лампу. Поднесите телефон на метр ближе, на метр дальше… видите отчётливые широкие полосы, неторопливо пробегающие по экрану? Если не видите, всё в порядке. Если видите, то лампочку желательно заменить, такая лампочка может вызывать усталость глаз и головную боль.

Во-вторых, лампочки бывают «синие» и «жёлтые» или, как их чаще называют, «холодные» и «тёплые». Цветовая температура ламп обычно указана на упаковке. 2700 — тёплые, жёлтые. 4000 — холодные, синие.

Наш мозг так устроен, что синий (холодный) свет желательно не использовать ни перед сном, ни, особенно, в темноте. Для смартфонов есть даже специальные программы, — «Ночной режим» от Ascendik, например, — которые делают экраны приятно-жёлтыми за шесть часов до сна.

Из этого всего следует, что домой стоит покупать лампочки, которые не мерцают, и которые умеют становиться жёлтыми (тёплыми) по вечерам. То есть или обычные лампочки накаливания, или хорошие светодиодные лампы с температурой 2700, или разные вычурные дорогие решения для эстетствующих технофанатов. Дешёвые энергосберегающие лампы, синие или мерцающие, лучше домой не покупать вовсе. Они будут сберегать энергию за счёт вашего здоровья.

Пожалуй, на этой лирической ноте мой рассказ о заводе можно и закончить. Вот вам в качестве довеска фотография из Константиново, родного села Сергея Есенина. Вживую места выглядят не менее романтично, чем на фотографии, рекомендую следующей осенью навестить.



Tags: Отечественный производитель
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 127 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →