Олег Макаренко (olegmakarenko.ru) wrote,
Олег Макаренко
olegmakarenko.ru

Categories:

Почему мы так бедно живём



Старший кассир из Башкирии взяла 23 млн рублей из кассы «Россельхозбанка», в котором работала, и исчезла в неизвестном направлении. Журналисты пишут пока что уклончиво, «подозревается в хищении», однако всё прозрачно — дама исчезла вместе с мужем, двумя дочерьми, сестрой и свёкром (отцом мужа):

https://russian.rt.com/russia/article/635954-bashkortostan-bank-krazha-dengi-ischeznovenie

Кассира дружно поддержали в соцсетях: «Луиза, беги!», «Одна отважилась, а хотели бы все…», «А как у нас по-другому заработаешь?». Вот голосование под одной из статей на тему — две трети (!) читателей поддерживают даму и желают ей удачи:

http://www.ufa.aif.ru/incidents/details/luiza_begi_kak_otreagirovali_socseti_na_ograblenie_banka_v_bashkirii

Башкирский общественный деятель и блогер «Эха Москвы», Азамат Галин, пообещал даже оплатить беглянке адвоката:

https://mkset.ru/news/society/29-05-2019/otomstila-za-vseh-pochemu-zhiteli-bashkirii-opravdyvayut-pohischenie-23-mln-iz-banka

Я и сам даже готов оплатить адвоката Луизе Хайруллиной, если ее поймают. Но мне кажется, что ее не поймают. Похоже, все продумано было давно. И эта огромная волна социального одобрения. Откуда она? Все просто. Мы устали, что нас грабят. Нас грабят каждый день. Все всё знают. У каждого из нас есть своя история, когда система нас «имела».


Теперь пара комментариев на эту тему и от меня.

1. Воровство, — даже если временно отставить в сторону вопросы морали, — крайне невыгодно. Средняя зарплата в Башкирии составляет 33 тысячи рубля в месяц. Семья старшего кассира состояла из людей предприимчивых, они владели коттеджем и торговали автомобилями. Выйти на среднюю по региону зарплату они всяко могли.

Получается, что они похитили деньги, которые могли бы заработать за 14 лет. Глупый ход, если учесть, что их будут искать и с вероятностью в 80% поймают: они получат в итоге куда как больше лет тюремного заключения, чем потребовалось бы на честный заработок.

Технически правильнее было поступить иначе: продать коттедж, поехать в казино и поставить все деньги на сплит (шансы выигрыша примерно 1 к 17). Тоже дурацкий план, но со всех точек зрения более выгодный, чем прямое воровство.

2. Практически невозможно разбогатеть, получив крупную сумму «из воздуха». Украденные деньги — это как накачанные синтолом мышцы у того парня «руки-базуки». Если люди попали в затруднительную ситуацию, так как не сумели распорядиться даже своим маленьким бюджетом, большие деньги почти наверняка будут немедленно спущены на разную ерунду — дорогие автомобили, недвижимость в неудачном месте, билеты АО «МММ» и так далее.

Посмотрите на судьбу победителей лотерей. Большая их часть проматывает все деньги в течение нескольких лет, не получая при этом от процесса особенного удовольствия. Немногие истории успеха выглядят также довольно сомнительно — как, например, история той семьи алкоголиков, которая купила несколько квартир в центре своего городка и вот уже лет 10 беспробудно пьёт на вырученные от аренды деньги.

Рабочая стратегия распоряжения большими суммами такова: жить нормальной жизнью в режиме подпольного миллионера Корейко, вложив деньги в какой-нибудь сверхконсервативный актив типа недвижимости или облигаций, и «забыв» о них. Как вы понимаете, это не про тех, кто крадёт из банка крупную сумму и исчезает вместе со всей своей семьёй.

3. Презрение к закону и романтизация воровства — один из самых верных путей к бедности. Каждое преступление отбирает у общества немного денег, поэтому чем больше их совершается, чем хуже они раскрываются, тем меньше в итоге денег остаётся у простых людей.

Для того, кто пишет комментарии в духе «Давай, Луиза» связь неочевидна, тем не менее зарплата условной уборщицы в больнице зависит в том числе и от того, как много воруют в регионе.

Допустим, инвестор хочет открыть завод, создав 100 рабочих мест. Эти 100 рабочих мест будут вливать в общий фонд зарплаты в регионе несколько десятков миллионов рублей ежегодно, и это приведёт к небольшому общему повышению доходов. Допустим, у инвестора есть на выбор несколько регионов. Очевидно, при прочих равных он выберет тот, в котором меньше воруют.

Работают эти соображения и при решении закрыть завод, и ещё в куче ситуаций. Мы можем посмотреть на страны Европы с высоким и низким ВВП, а потом проверить, как в этих странах относятся к воровству: мы увидим, что в странах, в которых уважают закон, живут в разы богаче.

4. Некоторые пишут, что это всё слишком сложные рассуждения для «простых людей», которые выходят на улицу и видят, что один в семи комнатах расселся, штанов у него сорок пар, а второй по сорным ящикам пропитание ищет.

Что же, это провал нашей системы образования: и советской, и постсоветской. Это провал нашей культуры. Если люди считают героями Бонни и Клайда, с обществом что-то очень не так.

Да, не каждый может понять, что воровство невыгодно ни для общества, ни для самого вора — тут нужно обладать определённым уровнем образования и интеллекта. Однако даже полнейший дикарь может осознать, что воровать — это плохо.

Если включить занудство, можно придумать особые ситуации, когда воровство будет «меньшим злом» — например, когда надо купить на украденные деньги лекарство для больного родственника. Обсуждать сейчас эти ситуации смысла не вижу, у нас явно не тот случай.

5. Банковский бизнес является, действительно, отчасти аморальным. С одной стороны, банки нужны стране, так как позволяют хранить деньги и переводить их в разные места, с другой стороны, банки грабят народ, выдавая ему потребительские кредиты.

Действительно, потребительские кредиты и кредитные карточки делают людей беднее. Тем не менее при обсуждении «ростовщичества» нужно учесть массу деталей, которые нельзя уместить в пару абзацев. Так, например, финансово неграмотные люди, которые поддержали сейчас воровство у банка, без кредитов навряд ли сумели бы накопить на крупные покупки — они просто из года в год спускали бы все деньги, существуя от зарплаты для зарплаты. «Костыль» в виде потребкредита нельзя назвать абсолютным злом.

В любом случае, это сейчас не так важно — предположим на одну минуту, что банк однозначно плох. Поставим даже на место банка что-нибудь ещё более определённое, производителя гомеопатических «лекарств» от клещевого энцефалита к примеру. Допустим, некий Робин Гуд надел зелёную шапочку и «наказал» вредителя, ограбив его на крупную сумму.

Это называется «самосуд». Самосуд — почти всегда более серьёзное преступление, чем то, которое оно карает. У нас и к обычным-то судам есть масса претензий, когда же роль вершителя судеб берут на себя разгневанные, не владеющие собой граждане, в итоге почти всегда получается плохо. В Сеть регулярно утекают видеоролики, на которых группы подростков избивают жертву. Когда преступников ловят, они обычно объясняют: жертва провинилась так-то и так-то (что-то не то сказала, что-то не то сделала), и они просто вершили над ней «справедливый суд».

В некоторых странах пытаются устроить самосуд в масштабах всего государства — отобрать землю у белых фермеров, отобрать нефтяную отрасль у инвесторов, отобрать всю собственность у капиталистов. Заканчивается это всегда плохо: в лучшем случае голодной нищетой, в обычном случае — кровавой баней. Исключений история человечества ещё не видела.

6. Поддержка самосуда и толерантность к воровству — это только часть токсичных установок общества. Столь же ядовиты и принципы, с которыми общество подходит к собственным финансам:

— нашу зарплату определяет кто-то сверху;
— богатые грабят бедных;
— от нас ничего не зависит;
— работать и учиться нет смысла, единственная возможность разбогатеть — сорвать куш.

Забавно бывает наблюдать за спором носителей двух идеологий. Один спрашивает с наездом: «Почему я так мало получаю?». Второй спрашивает с не меньшим пафосом задаёт встречный вопрос: «Почему ты так мало получаешь?».

Понятно, что с теоретической точки зрения правы оба: зарплата человека зависит как от него самого, так и от внешних условий. Тем не менее на практике полностью прав второй. Установка «от меня ничего не зависит» — это серьёзная болезнь. Даже в тех случаях, когда от человека реально ничего не зависит, — в плену, например, — психологи рекомендуют вести себя так, чтобы сохранять хотя бы часть контроля за ситуацией: следить за гигиеной и внешним видом, например. Сейчас, когда у нас больше нет ни института прописки, ни сословного расслоения, принцип «я отвечаю за свою судьбу» работает ещё эффективнее.

Нужно думать, что доходы человека зависят в первую очередь не от каких-то там чиновников сверху, а в первую очередь от него самого. Это необходимо не только для того, чтобы зарабатывать нормальные деньги, но и для того, чтобы сохранять нормальное расположение духа.

Подведу итог

Меня умиляют обыватели, которые возмущаются коррупцией, нарушениями на выборах, распилами с откатами и прочим непотребством, про которое они читают в интернетах. Вот реальный, конкретный, бесспорный случай воровства. В качестве реакции — одобрение. «Своя» украла у «чужих», всё в порядке.

Это называется готтентотская мораль: «Зло — когда сосед нападёт на меня, отнимет скот и жену, а добро — когда я у соседа отниму его скот и жену». Сейчас готтентоты населяют Намибию. Хоть эта африканская страна и богата ресурсами, обычные граждане живут в ней очень бедно.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 733 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →