Олег Макаренко (olegmakarenko.ru) wrote,
Олег Макаренко
olegmakarenko.ru

Category:

Судебная система России

Тигрята

Судебная система в современной России далека от совершенства. На это есть много причин: это и тяжелое наследие прошлого, и отсутствие традиций действительно честного и открытого судопроизводства, и многие другие причины, о которых частично рассказано ниже. Но нужно знать: во-первых, на данном этапе развития российская судебная система уже сделала огромный шаг вперед, а во-вторых, судиться в России совсем не страшно. При всех своих огромных минусах нынешняя судебная система несомненно лучшая со времен судебной реформы 1863 года.

Как вы уже догадались, я цитирую новую статью с Руксперта. Отмечу справедливости ради, что моим клавишам принадлежит только небольшая часть этой статьи — основной же костяк текста был составлен пожелавшим остаться в анонимности автором.

К сожалению, из-за ограничений ЖЖ я вынужден был обрезать в статье раздел с описанием структуры судов — там говорится, какие в России есть суды и чем они занимаются. Вы можете найти этот раздел по ссылке:

http://ruxpert.ru/Судебная_система_России

Мифы о российской судебной системе

Миф 1. В российском суде правды не добьёшься

Миф этот в основном обусловлен тем фактом, что подавляющее большинство граждан России юридически неграмотны. Мало подать заявление в суд, надо ещё грамотно и чётко сформулировать свои требования, а также сослаться на необходимые законы и иные нормативные акты. Просто так зайти в суд и вслед за Золя воскликнуть — J’accuse! — не получится. Нужно уметь грамотно и четко формулировать требования и доказательства.

Нужно также понимать, что «правда» в обывательском и юридическом смысле — это две большие разницы. И решения судов, которые кажутся обычным людям полной чушью и попранием их прав, на самом деле являются юридически выверенными и правильными.

Миф 2. В российских судах всё куплено
Этот миф прямиком вытекает из первого мифа. На самом деле, федеральный судья получает больше ста тысяч рублей (зарплата почти как у американских!), причём его доходы не облагаются налогами, кроме того, у федерального судьи ещё очень много льгот, в том числе и пенсионных. А наказание за любую провинность — пожизненный запрет на профессию, так что открытого взяточничества в судах не так много. Поэтому в российских судах граждане выигрывают и у крупных ритейлеров и производителей, и даже у государственных органов.

Миф 3. Российское правосудие очень долгое
Этот миф имеет под собой основу, но здесь надо разбираться. В общем случае судопроизводство в мировом суде длится 1 месяц, в районном — 2 месяца. Это сроки, установленные законом, и судьи очень сильно за их соблюдение беспокоятся. Ещё один месяц даётся на вступление в законную силу решения суда. Сторона также имеет право подать апелляционную жалобу — на её рассмотрение по закону не должно уходить более двух месяцев. Таким образом, в идеальном случае решение мирового судьи вступит в законную силу через 2 месяца после начала рассмотрения, через 3 — у районного судьи. Разумеется, если судья заболеет/уйдет в отпуск, либо будет назначена судебная экспертиза, либо будут иные предусмотренные законом причины, сроки увеличатся. Кроме того, стороны искусственно могут затягивать процесс, но это проблема, пожалуй, всех развитых стран. Так, в Италии, например, судебная волокита нередко длится десятилетиями.

Также необходимо помнить, что за долгое рассмотрение в суде гражданам предусмотрена компенсация.

Миф 4. Российский суд всегда встает на сторону государства

Миф также имеет под собой основу. В советский период так, в целом, и было, поскольку разделения властей как таковых не было. Но даже в те времена суды порой не соглашались с мнением государственных органов и выносили решения не в их пользу. Теперь же ситуация и вовсе для государства удручающая: так почти половина всех споров с налоговой службой решаются не в её пользу, тоже самое можно сказать и про иные дела. Разумеется, есть определенное сращивание судов с государственными органами, но это происходит нечасто, и обычно относится к сфере уголовного права. В гражданском процессе у государства пусть и сложно, но при соответствующей квалификации выиграть можно.

Миф 5. Судиться в России дорого

Строго говоря, это не вполне миф, но будем разбираться. На самом деле, российское государство делает своё судопроизводство максимально доступным самым широким слоям населения с самым разным уровнем дохода. Делается это по нескольким направлениям:

1. Государственная пошлина. Пошлины, взимаемые за подачу заявления в суд общей юрисдикции, на данный момент вполне приемлемы. По неимущественным спорам пошлина составляет 200 рублей, по имущественным — в зависимости от суммы иска, но не менее 400 рублей. Максимальный размер государственной пошлины в суд общей юрисдикции составляет 50 000 рублей. Кроме того, некоторые споры вообще не облагаются госпошлиной: например, трудовые споры или споры о защите прав потребителей. Существует и категория льготников, которые также не обязаны платить госпошлину — как, например, инвалиды II—III группы. Но и это ещё не всё. Если доходы гражданина низкие, то он может подать заявление об отсрочке или рассрочке уплаты государственной пошлины, и его исковое заявление все равно может быть рассмотрено. При рассмотрении гражданских исков в рамках уголовных дел государственная пошлина вообще не подлежит оплате.

2. Бесплатная юридическая помощь. На данный момент в Российской Федерации существует федеральный закон, принятый совсем недавно, в конце 2011 года, «О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации». Этот закон определяет круг лиц, на которых его действие распространяется, а также порядок её получения. В основном созданием системы оказания бесплатной юридической помощи занимаются регионы, которые заключают соглашения с адвокатскими или юридическими конторами. Следует также отметить, что по Конституции защитник обязателен в уголовном процессе, но здесь стоит отметить, что адвокаты, немотивированные материально (за представление интересов обвиняемых они получают по установленной государством таксе, которая, прямо скажем, невелика), работают спустя рукава.

В целом стоит отметить, что стоимость юридических услуг в Российской Федерации сильно варьируется, но рассмотрение дела в регионах в среднем обойдется в 15-20 тысяч рублей в юридических конторах, адвокаты за свои услуги берут в 2-2,5 раза больше. Рынок в стране очень конкурентный, так что всегда можно найти где подешевле, хотя и не факт, что это «подешевле» будет качественнее. Короче говоря, ситуация примерно та же, что и с остальным рынком услуг.

Хороший способ сэкономить на услугах юриста — готовить документы и ходить в суд самостоятельно, а у юристов только брать почасовые консультации. Выйдет значительно дешевле: раз в 10, если не больше. Кроме того, вы избежите риска нарваться на ленивого юриста, который будет брать с вас деньги и ровно ничего за эти деньги не делать.

Миф 6. Судам в России не доверяют

Опять же, строго говоря, это не миф. И по-хорошему данную тему можно равно распределить между мифами и проблемами отечественной судебной системы. Российским судам действительно не очень сильно доверяют. В пример любят ставить судебные тяжбы олигархов: вот, если даже российские олигархи судятся исключительно в Высоком суде Лондона, значит суды наши прогнили и нелегитимны, и вообще.

Но юмор заключается в том, что судиться в Лондоне могут позволить себе только очень состоятельные люди (вот в Великобритании правосудие ДЕЙСТВИТЕЛЬНО дорогое). Простой российский обыватель, чертыхаясь, пишет заявление в наш родной районный суд. Так всё же, почему олигархи так облюбовали именно Высокий суд Лондона, тратя на местных юристов («барристеров») миллионы евро?

Ответ на самом деле прост.

1. Не стоит сбрасывать со счетов тот факт, что в Великобритании действительно на порядок более высокое качество судопроизводства. Если современной российской судебной системе от силы двадцать лет, то британские суды формировались столетиями. Отсюда и более высокое качество.
2. Споры, по которым судятся олигархи, относятся к 90-м годам, и рассказывают там о таких вещах, которые в наших судах тянули бы на три пожизненных на каждого: кто кого крышевал, кто кому и какие откаты платил, кто был ближе всех к «Семье», а кто так, был на подхвате. Разумеется, эти истории незамедлительно подхватываются и российскими СМИ, но правоохранителей эти темы не очень волнуют.
3. И пожалуй одна из самых главных причин — в правовой традиции. Английские суды, в отличие от российских (особенно арбитражных) отличаются тем, что признают в качестве действительных сделок устные договоренности. Кроме того, британские судьи могут встать на сторону того, кто, по их мнению, был более убедителен в суде. Это является особенностью английского судопроизводства (для нас выглядит дикостью, но такова система, и она довольно устойчива). Разумеется, никто в те времена письменно не оформлял такие сделки.

Миф 7. Россия первая по жалобам в ЕСПЧ

В абсолютном выражении Россия и в самом деле подаёт в Европейский суд по правам человека больше жалоб, чем какая бы то ни было другая страна. Из этого некоторые делают вывод, будто у нас худшая судебная система в Европе, а права человека в России нарушаются сильнее, чем в других странах.

На самом деле, большое количество жалоб объясняется большим размером России. Если мы посмотрим более объективный параметр — количество жалоб на 10 тысяч жителей — мы увидим, что Россия находится на 21-м месте, значительно ниже, например, Эстонии, Украины, Латвии и Польши. (ссылка)

При этом количество выявленных ЕСПЧ нарушений прав человека в России постоянно снижается. Если в 2008 году таковых было 233, то в 2012 году эта цифра сократилась почти вдвое, до 122. (ссылка)

Проблемы российской судебной системы

Наивно считать, что в российской судебной системе всё идеально. В ней, как и в любой другой, существуют свои проблемы и изъяны. Перечислим самые основные из них.

Обвинительный уклон российского правосудия

Всем известна пугающая цифра оправдательных приговоров в России, которая болтается в пределах статистической погрешности (1-2 % в год), причем особенно любят сравнивать со сталинской Россией, в которой выносилось 12 % оправдательных приговоров. Отсюда многие делают далеко идущий вывод о том, что Россия — это полицейское государство, правды там нет, ну и далее по тексту. Разбираться в предмете хотят немногие.

Некоторые упрекнут, указав, что обвинительный уклон вовсе не проблема, а очередной миф судебной системы. И будут отчасти правы. Но здесь необходимо разобраться, и без экскурса в историю не обойтись. На данный момент выделяют три типа уголовных процесса.

1. Инквизиционный процесс — главной целью процесса является обвинение. В данном случае становятся не важны доказательства, кроме собственных признаний обвиняемого, которые добываются, как правило, пыткой. Роль защиты сводится к номинальной или даже декоративной и никакого влияния на процесс она не имеет. На сегодняшний день практикуется в разных авторитарных и тоталитарных государствах.

2. Состязательный процесс. Развит в странах англо-американской правовой семьи (Великобритания и её бывшие колонии). В данном процессе обвинение и защита выступают абсолютно равными сторонами по делу и рассматриваются в порядке, максимально приближенном к гражданскому. Если помните американские фильмы, то в США в уголовном процессе говорят: Народ против… (Ларри Флинта, например). То есть стороной по делу является народ в лице прокурора. В данном процессе судья лишь арбитр, и если суд считает, что у прокуратуры нет доказательств, процесс прекращается, а обвинение снимается.

3. Смешанный процесс. Сочетает в себе признаки инквизиционного и состязательного процесса. Такой процесс характер для систем континентального права (к которым относится и Россия). В данном процессе у суда не пассивная роль наблюдателя, а активная. Причем, и это особенность, оставшаяся в России с советских времен, его роль сдвинута ближе к роли обвинения. При недостаточности доказательств суд не прекращает дело, а может отправить его на доследование. Это не плюс и не минус судебной системы, это её особенность. В Японии, например, выносится и того меньшее количество оправданий, а ещё там до сих пор применяется смертная казнь. Но почему-то все упрекают российскую судебную систему, а не японскую.

Так вот, проблема обвинительного уклона российского правосудия не в том, что выносится мало оправдательных приговоров, а в палочной системе, которая разъедает изнутри все органы государственной власти в нашей стране. Для следователя нет ничего хуже, чем оправдательный приговор: это означает, что он, следователь, сработал из рук вон плохо, а из этого следует, что его лишат премии и подвергнут обструкции на служебных совещаниях. Поэтому даже если в отношении невиновного человека возбудили уголовное дело, то без срока, пусть даже и условного, из зала суда он уже не выйдет. Как правило. Другими словами, проблема обвинительного уклона не в количестве приговоров, а в их качестве.

Низкая квалификация судебных органов

Нужно заметить, что судьями как правило становятся бывшие сотрудники силовых структур — внутренних дел или прокуратуры, реже — из нижестоящих судов или помощников, совсем редкие случаи — из секретарей судебных заседаний. И это накладывает свой определенный отпечаток. Бывшие сотрудники сохраняют свои связи в органах и могут «подсуживать» своим, особенно это видно на примере уголовных дел. Кроме того, они слабо разбираются в гражданском процессе, что тоже влияет на качество судебных решений. Судей из «гражданских» — адвокатуры или коммерческих структур, очень и очень немного, и они зачастую заседают в арбитражных судах. Но, надо заметить, сейчас ситуация постепенно меняется, и таких судей становится всё больше и больше.
Судьи — это очень закрытое сообщество, попасть туда, просто сдав квалификационный экзамен, практически невозможно. Как и в любых других органах, всё решают связи и протекция.

И также следует отметить в этой же связи и высокую текучку секретарей судебных заседаний, вследствие низкой зарплаты и большого объема работ.

«Телефонное» право

Это действительно проблема, она существует, отмечали её и президент, и премьер-министр. Заключается проблема в сращивании судебных и иных органов власти. По теории разделения властей судебная власть должна быть независимой от исполнительной и законодательной, на деле же выходит совсем не так: и исполнительные органы, случается, диктуют судебным как решать то или иное дело.

Но, отметим, что это должно быть действительно важное дело, затрагивающее интересы очень влиятельных лиц. Просто так «подставляться» и принимать решение, которое заведомо отменит вышестоящая инстанция, никто не будет. Тем более, что для защиты как раз от таких случаев введена многоступенчатая система обжалования решений судов. Так, на решение районного суда можно подать апелляционную жалобу в суд субъекта, на решение суда субъекта можно подать кассационную жалобу в Президиум суда субъекта, на решение Президиума можно подать надзорную жалобу в Верховный суд. Сомнительно, чтобы местечковые чиновники имели столь большое влияние, чтобы влиять на решение Верховного суда.

В этой же связи отметим и тот факт, что суды крайне неохотно привлекают к судебным процессам высших должностных лиц Российской Федерации. Например, за всю современную историю России не был осужден ни один чиновник на уровне федерального министра (депутаты Государственной Думы и сенаторы Совета Федерации привлекались, такое было). Более того, даже в качестве свидетелей по тем или иным делам высшие чиновники выступают крайне редко, а в последнее время такая практика и вовсе сошла на нет. Разумеется, это объясняется и определенной зависимостью судов, и низкой правовой культурой в целом: суды даже при наличии возможности боятся так делать. Хотя, как уже неоднократно подчеркивалось, Россия находится только в стадии становления своей судебной и политической системы, так что вполне вероятно такие дела только впереди.

Высокая загруженность

Через судебные органы проходит больше миллиона дел ежегодно, а количество судей строго ограничено. Отсюда возникает проблема, что в густонаселенных районах (например, в Москве) загруженность судей резко возрастает. Поэтому возникает определенная проблема качества рассмотрения дел, которое, соответственно, падает: судья не может рассматривать множество дел одинаково объективно и качественно.

Плохое материально-техническое обеспечение

Несмотря на то, что федеральные судьи получают очень хорошие деньги за свою работу, в судебную систему вливаются очень хорошие деньги, на настоящий момент приходится признать, что материально-техническое обеспечение судов поставлено из рук вон плохо. Так, например, секретари судебных заседаний получают очень мало — не более 12-15 тысяч рублей. При этом от них зависит очень и очень многое: именно они печатают протоколы судебных заседаний (а иногда и судебные решения и исполнительные листы), ведут администрирование дела, принимают и отправляют корреспонденцию. Как правило, секретарями работают девочки-студентки или сразу после юридических вузов (мужики с монотонной сидячей бумажной работой как правило не справляются), и когда подворачивается место получше, норовят уйти. Отсюда: высокая текучка и плохая подготовка. При этом доходит даже до того, что секретари за свои (!!!) деньги вынуждены покупать канцелярские товары (ручки, нитки, папки), бумагу и заправлять принтеры. Хотя всеобщая компьютеризация охватила и суды, поэтому хотя бы с этим проблем нет.

Перспективы развития

Слияние Верховного и Высшего арбитражного судов

Данная проблема назрела на самом деле давно. Дело в том, что, несмотря на то, что и арбитражные суды, и суды общей юрисдикции живут по одним и тем же законам, обе юрисдикции сильно различаются в плане толкования норм права. И Высший арбитражный, и Верховный суды издают свои собственные Постановления пленумов, которые могут серьёзно различаться по содержанию. Несмотря на то, что они — постановления — не могут являться нормами права (у нас право не прецедентное, в отличие от англо-американской правовой семьи), но суды стараются держаться их линии. В итоге возникает путаница, когда суды общей юрисдикции не хотят принимать во внимание постановления пленумов ВАС и наоборот, хотя толкуемые нормы одни и те же! Более того, оба суда становятся, по сути, параллельными системами. Арбитражные суды становятся всё более прогрессивными: например, все судебные акты выкладываются в общий доступ на соответствующих сайтах, исковое заявление теперь можно подать через сайт арбитражного суда, кроме того существует приложение арбитражных судов для iOS и Android — мелочь, а приятно. Кроме того, в арбитраже развивается и открытость правосудия: заседания судов транслируются в Интернете, появилась возможность проводить заседания через видеоконференц-связь. Но даже не это главное: судьи арбитражных судов зачастую на порядок лучше подготовлены своих коллег из судов общей юрисдикции. Без шуток и лишнего пафоса, но арбитражные суды России — это, пожалуй, наиболее близкая к судебной системе развитых стран структура. Суды общей юрисдикции плетутся где-то далеко позади прогресса — хотя сайты судов существуют и даже функционируют, работают они с частыми перебоями, судебные акты выкладываются в общий доступ далеко не все, информация зачастую неоперативна. Про подачу исковых заявлений через Интернет там даже не слышали.

Закономерным итогом стало готовящееся объединение Высшего арбитражного и Верховного судов. Однако в основном юридическое сообщество встретило в штыки новую реформу, и на то были причины. Главная, конечно, состоит в том, что качество арбитражных судов резко упадет, хотя уже было обещано, что слияние произойдет только на уровне двух высших инстанций. Тем не менее, юристы обоснованно указывают, что проблему в разном толковании можно решить путем систематизации практики обоих судов и издания совместных пленумов (таковые имеются) для создания однородного толкования норм права. Однако скорее всего объединение судов всё же произойдёт.

Создание Административных судов

Судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства. (Часть 2 статьи 118 Конституции Российской Федерации).


Тема создания специализированных судов, которые бы рассматривали споры, связанные с государственными органами, витает в воздухе уже более 20 лет. Действительно, проблема актуальная, особенно она её актуальность растет по ходу усиления роли государственной власти, происходящей в последние 15 лет нашей истории. Также стоит учитывать и опыт соседей: на Украине, например, помимо судов общей юрисдикции и арбитражных (хозяйственных) судов также действуют и административные суды.

Однако споры с государством пока что равномерно распределены между судами общей юрисдикции и арбитражными судами. Более того, в России на данный момент по сути отсутствует нормальный административный процесс, то есть порядок рассмотрения административных дел: если у нас существуют гражданский процессуальный кодекс, арбитражный процессуальный кодекс, уголовно-процессуальный кодекс, то административного процессуального кодекса нет. Кодекс об административных правонарушениях содержит определенные процессуальные нормы, но их очень мало, а зияющие дыры приходится залатывать высшим судам. Но обычно все вопросы решаются по аналогии с гражданским процессом.

На текущий момент Государственной думой уже одобрен в первом чтении президентский законопроект Кодекса административного судопроизводства в Российской Федерации, а Верховный суд продвигает создание при судах общей юрисдикции коллегий по рассмотрению административных дел. Следующим логичным шагом станет и создание специализированных административных судов.

Создание Судов по интеллектуальным спорам

Жизнь не стоит на месте, развитие научно-технической мысли ведёт к необходимости правового регулирования новых отраслей науки и техники. Причем в информационном обществе огромную роль начинают играть интеллектуальные, смежные и исключительные права. Международное сообщество уже давно начало регулирование в данной отрасли (вспомнить хотя бы Женевскую конвенцию от 1886 года по интеллектуальным правам). В СССР к этому институту относились более-менее наплевательски, но сейчас возникла острая необходимость в судебной защите собственников интеллектуальных прав.

Ранее все споры по интеллектуальной собственности, за определенным исключением, рассматривали суды общей юрисдикции. С июля 2013 года, то есть совсем недавно, Суды по интеллектуальным правам стали создаваться в качестве коллегий при арбитражных судах. Их правовое регулирование закреплено соответствующими актами.

Однако нужно отметить, что обеспечительные меры правообладателей по блокировке незаконного контента остались за единственным судом в стране — Московским городским судом. Причем процедура порядка обеспечения, как отмечают эксперты, ужасно сырая и недоработанная. Естественно, со временем, когда будет наработан определенный массив практики, нормы будут изменены и дополнены. Также вполне вероятен такой случай, что Суды по интеллектуальным правам будут выделены в отдельную систему судов. Пока же такой необходимости нет.

Адвокатская монополия на представительство

Это результат давнего лоббирования адвокатского сообщества своих интересов. Сейчас адвокатская монополия существует только на представительство по уголовным делам, сейчас активно ведутся разговоры о том, что адвокаты заберут себе и представительство в арбитражных судах. Необходимо заметить, что проблема представительства в судах назрела уже давно: очень часто в судах представительством занимаются неквалифицированные люди, без соответствующего образования, которые своей безграмотностью только тормозят процесс.

Адвокаты же априорно являются квалифицированными юристами: для получения статуса в России необходимо высшее юридическое образование, минимум 2 года юридического стажа и сдача квалификационного экзамена, который сейчас состоит из 300 вопросов по самым разным отраслям права. Кроме того, у представителей без адвокатских полномочий почти нет никакой ответственности за свои действия. Даже если такой представитель попадется на фальсификациях, то максимум, что ему грозит, это тюремный срок. Но отсидев положенное, такой человек легко может вернуться к юридической практике снова. Адвокатский статус накладывает определенные обязательства, тем более в таких странах, как Соединенные Штаты, где уголовное дело в отношении адвоката (или вообще действия, недостойные статуса) автоматически влечет лишение его практики.

С другой стороны, адвокаты сами не всегда в достаточной мере квалифицированы в тех или иных вопросах. Адвокатский статус предполагает также отчисления в региональные адвокатские палаты, так что адвокатская монополия вполне вероятно может привести к всплеску коррупции в адвокатуре.

Таким образом, вопрос об адвокатской монополии на данный момент является дискуссионным, но в ближайшее время какие-либо перемены в вопросе вряд ли произойдут.

Обязательная медиация споров

Медиация — это процедура досудебного урегулирования споров. Она очень развита в тех же Соединенных Штатах, где судебные издержки очень и очень высоки. Поэтому большое влияние и популярность у них играют посредники-медиаторы, которые за определенную плату урегулируют спор до суда. Причем не стоит полагать, будто она применяется только в корпоративных спорах. Так, в некоторых штатах существуют нормы, что при исках о разводе супругов для них обязательным является поход к семейному психотерапевту.

Процедура профессиональной медиации важна по той простой причине, что в России суды серьёзно перегружены, и досудебное урегулирование может хорошо снизить нагрузку на суды и как следствие — повысить их эффективность. Поэтому ещё в 2010 году были приняты соответствующие поправки в Арбитражный процессуальный кодекс, фактически легализующие институт медиации, а также как грибы после дождя стали расти специальные школы по подготовки медиаторов. Однако на данном этапе процедура досудебного урегулирования споров не является обязательной для сторон.

Общий вывод

Делая общий вывод под перспективами развития российской судебной системы хочется отметить следующее. Российская судебная система ещё очень и очень молода: в условиях рыночной экономики и разделения властей она действует чуть более двух десятилетий. За этот период была проделана огромная работа по совершенствованию и самосовершенствованию. Сейчас тенденции говорят о старании властей максимально разгрузить суды, сделать их как можно более доступными и профессиональными, атомизируя их компетенцию (создавая специализированные административные, ювенальные суды, суды по интеллектуальным правам).

Нельзя не отметить большую работу, которая была проделана по прозрачности и доступности судов. Сейчас создана система ГАС «Правосудие», судебные акты активно выкладываются на сайты судов (а кроме того — на специализированные сайты или в справочно-правовые системы вроде КонсультантПлюс или Гарант), они позволяют делать общие выводы по динамике рассмотрения дел, позволяют любому гражданину оценить качество работы. Научно-технический прогресс неуклонно входит в судебную систему: уже сейчас исковые заявления можно подавать в арбитражный суд через сайт, а в мировых появляется услуга смс-оповещения участников о процессе.

Но проблемы, как старые, так и новые, были и будут, и это нормальное явление для любой продвинутой и устоявшейся судебной системы. Главное же условие существования действительно качественного судопроизводства — в их максимальной независимости и прозрачности перед обществом.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 360 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →