Олег Макаренко (olegmakarenko.ru) wrote,
Олег Макаренко
olegmakarenko.ru

Учебник логики (глава 2)

Сегодня задумался. А почему это чревоугодие считается пороком, а любовь к детям – добродетелью?

Ситуация первая. Сижу я в кафе, ем шницель с рисом. Ко мне подходит дама среднего возраста, говорит «Ой, какой вкусненький шницель!», и лезет своими потными руками мне в тарелку. Кто она после этого? Больная на голову.

Ситуация вторая. Сижу я с ребёнком в очереди за документами. Ко мне подходит та же самая дама среднего возраста, говорит «Ой, какой хорошенький мальчик!», и пытается погладить моего ребёнка за голову. Кто она после этого? Хороший человек, любящий детей.

Где здесь, спрашивается, логика? Лично я тут логики не вижу. Но, возможно, где тут логика нам расскажет Георгий Челпанов.

Глава 2. О различных классах понятий

Понятия – это кирпичи, из которых строится здание нашей мысли. Вполне очевидно, что двухэтажный барак строится из одних кирпичей, а небоскрёб «Газпром-сити» – из совсем других. И если мы хотим думать о важных и сложных вещах, нам следует уделить особое внимание этому строительному материалу – понятиям.

Разумеется, понятия очень плотно привязаны к языку. Слово «дом», например, выражает одно понятие, а слова «home» и «house» – совсем другие. Различия в понятиях – это одна из причин, по которой компьютеры практически неспособны выполнять работу переводчика.

Однако в этой главе речь пойдёт не про различия между языками, а про виды понятий. И начинает Челпанов свою типологию с объяснения разницы между индивидуальными и общими понятиями.

Индивидуальное, оно же единичное понятие – это всегда один предмет. Например, Жириновский и Эрмитаж – это индивидуальные понятия. Жириновский, как и Эрмитаж, существуют в единственном числе.

Общее понятие – это понятие, которое относится сразу к нескольким предметам, имеющим сходные свойства. Например, политик и музей – это общие понятия. Политиков и музеев много.

Кстати, господа, а зачем нам это нужно знать? Понятия-шмонятия, какое отношение они имеют к сути Логики? Или Георгий Иванович, как многие другие авторы, решил пойти по лёгкому пути и начать рассказ о Логике с инвентаризации?

Примерно так описывают мобильные телефоны. Новая модель... Вес... Стандарт... Толщина... Перечислили технические характеристики – и обзор готов.

Впрочем, у меня был один знакомый философ, который полагал, что точные значения слов безумно важны, и тратил немало времени на штудирование разных толковых словарей. Справедливости ради отмечу, что Лёша и в самом деле был довольно умён. Правда, после ста грамм водки у него так срывало крышу, что находиться рядом с ним становилось опасно.

Ладно, зайду с другой стороны. Я воспользовался поиском, и нашёл дальше по тексту только одну ссылку на "индивидуальное понятие". Если различия между "общими" и "индивидуальными" понятиями действительно важны для изучения логики, почему Челпанов практически не употребляет эти термины дальше, по ходу учебника? .

Ну да чёрт с ними, с общими и индивидуальными. Посмотрим лучше, что ещё интересного припас для нас Георгий Иванович в этой главе.

Дальше идут общие, собирательные и разделительные термины. Тут всё хитро.

Собирательный термин обозначает одно целое, группу, со­стоящую из однородных единиц.

"Банда Кирпича" – это собирательный термин, так как в банду собраны разные бандиты. В словосочетании "банды гопников", "банды" – это общий термин, так как речь идёт о бандах, как о неких неделимых единицах. Ну а когда мы говорим "вся банда Кирпича ест семечки", банда – это разделительный термин, так как речь идёт про каждого бандита в отдельности.

Это деление нужно понимать, чтобы делать правильные выводы из суждений. Например, когда мы говорим "Банда Кирпича перебила все окна в детском саду" мы используем слово "банда" в качестве собирательного термина. И из нашего утверждения совсем не следует, что гопник Шоколадка тоже бил стёкла – вполне вероятно, он в этот момент сидел дома и пил своё вечернее пиво.

Следующее деление, про которое рассказывает Челпанов, это деление на абстрактные и конкретные термины.

Абстрактный термин – это термин, который может существовать отдельно от каких-либо вещей. Например, "прожорливость" – это абстрактный термин. Конкретный термин – это термин, который реально существует, и который можно пощупать. Например, "обжора" – это конкретный термин.

Абстрактные термины получаются из конкретных путём абстрагирования (обобщения). Например, мы берём несколько обжор, и находим у них общее свойство – прожорливость.

Кстати, помните, мы обсуждали дебилов? Напомню про них ещё раз. Дебил – это человек, неспособный к абстрактному мышлению. Проверить, является ли Ваш товарищ дебилом, довольно просто: нужно попросить его что-нибудь абстрагировать.

Скажем, спросить, что общего у Чайковского, Бориса Моисеева и Фреди Меркури. Здоровый человек моментально ответит, что все трое являются музыкантами. Ну а дебил сильно затруднится с ответом.

И про абстрактные термины я однажды слышал одну архилюбопытную теорию. Приведу здесь мой вольный пересказ:

У абстрактных терминов есть ещё одно любопытное свойство – их невозможно объяснить. Можно только поставить человека в условия, когда он сам догадается.

Представим себе, что мы объясняем индейцу, что такое "два". Всё что мы можем – это показать индейцу два пальца, две палки, два ананаса и две стрелы. Ну а догадаться, что между всем этим общего, индеец должен самостоятельно.

И, кстати, кроме дебилов неспособны к абстрактному мышлению и компьютеры. И это ещё одна причина, по которой до Искусственного Интеллекта нам в настоящее время как до Парижа на четвереньках.

К сожалению, я не знаю источника этой теории, хотя она и ложится великолепно на мой жизненный опыт.

С положительными и отрицательными терминами всё просто. Красивый – это положительный термин (обладающий красотой), а некрасивый – отрицательный (не обладающий красотой).

Забавно, что моё любимое определение красоты звучит так: "Красота – это отсутствие деталей". В этом определении "красота" – тоже отрицательный термин.

Остались абсолютные и относительные термины.

Абсолютный термин – самодостаточен. Например, "Гиви". Относительный термин требует какого-нибудь другого термина в качестве опоры. Например, "любовник" – это относительный термин. Потому что любовник не бывает сам по себе. Любовник всегда является чьим-то любовником.

В основе лежат абсолютные термины, а относительные отталкиваются уже от них. То есть, мы сначала должны познакомиться с Гиви (абсолютным термином), и только потом мы сможем определить Вано как любовника Гиви (относительный термин).
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments