Олег Макаренко (olegmakarenko.ru) wrote,
Олег Макаренко
olegmakarenko.ru

Category:

Сколько денег нужно колорадскому жуку



Тина Канделаки говорит о нашей науке очень правильные вещи (ссылка). Однако, на мой взгляд, она относится к нашим академикам чересчур мягко.

Наших научных функционеров надо гнать в три шеи, не разбирая, у кого там какое научное звание. Так как выделяемые «на науку» деньги сейчас внаглую проедаются.

Тина приводит данные исследования, согласно которому 60% научных работников неэффективны. Я считаю, это сильно заниженная цифра. Так как если бы у нас 40% научных работников реально работали, мы бы видели результат их работы.

Реально же в статье Тины есть печальная статистика. Цитирую:

«По состоянию на 2010 год Нобелевские премии были вручены 806 лауреатам, из них всего 16 получили ученые с российским гражданством. В США получено 320 Нобелевских премий, в Великобритании— 119».

Составляем нехитрую пропорцию. В Англии для получения одной нобелевки надо 500 тысяч человек, в России… девять миллионов. В восемнадцать раз больше. Извините, никакими шестьюдесятью процентами неэффективности тут и не пахнет — неэффективны все.

Процитирую Нобелевского лауреата Андрея Гейма, который создал знаменитый материал «графен» (источник).

«В Англии я понял, что в течение 6 месяцев там можно сделать то же самое, что в России в 90-х годах сделать в течение 10 или 20 лет. И для экспериментатора, которому нужна аппаратура, средства для исследований, условия работы здесь и там были настолько различные, что даже вопроса не стояло оставаться или нет. Оставаться в России было для меня все равно, что жизнь потратить на борьбу с ветряными мельницами, а работа для меня хобби и тратить свою жизнь на мышиную возню абсолютно не хотелось».

Как видим, учёный даёт такую же оценку эффективности российской науки — на Западе можно работать в двадцать раз быстрее, чем у нас.

Почему так?

Скажем спасибо академикам, распределяющим деньги. Какое-то время назад я наблюдал, как работают научные сотрудники в одном исследовательском институте. Выглядело это так.

Допустим, молодому учёному нужен некий нехитрый прибор. Стоимостью, скажем, в пятьсот долларов. Что надо сделать учёному, чтобы этот прибор получить? Взять деньги из кассы, поехать и купить в магазине?

Да как бы не так. Учёному надо сначала заполнить толстенную пачку бумаги. А потом неделями или даже месяцами (!) вести интриги, сидеть в очередях к пожилому руководству, носить коробки с конфетами секретарям и чуть ли не на коленях выпрашивать нужные подписи.

Поэтому учёные предпочитали или найти где-нибудь деньги самостоятельно, или, если прибор стоил дорого, как-нибудь перебиться без прибора.

При этом деньги, что характерно, в институтах водятся в больших объёмах. Вот только тратятся они не на реальную работу, а на зарплату откровенным бездельникам и на бессмысленный «мартышкин труд», типа не нужных никому исследований и заграничных командировок лощёных аппаратчиков.

Проще говоря, подавляющее большинство наших институтов существует с одной единственной целью — осваивать выделяемый им бюджет. Энтузиасты, занимающиеся реальной наукой, в этой системе находятся на положении бедных родственников. Которым приходится выпрашивать каждую мелочь, от банального компьютера с Интернетом до доступа к нужному для исследований оборудованию.

Помните, как недавно блоггеры разоблачили жуликов, которые намеревались разработать социальную сеть для медиков за 55 миллионов рублей и за две недели времени?

Для нашей науки это стандартная ситуация. Никого не интересует, будет ли реальный результат от работы. Деньги выделяются тем, кто имеет волосатую лапу в круг лиц, принимающих решения. А что они там напишут в обосновании — всем безразлично. Хоть «скрещивание кроликов с собаками», хоть «разработка пятидюймового флоппи-дисковода».

Надо чётко понимать, что из денег, выданных чиновнику для распределения, до реальных учёных дойдёт процентов пять. Причём даже за эти жалкие 5 процентов учёных заставят заплатить месяцами заполнения бумажек.

Собственно, именно это и имел в виду Гейм, когда говорил, что не хочет «тратить свою жизнь на мышиную возню». Учёный должен работать, а не ползать на коленях вокруг чиновника, выпрашивая разрешение на каждый чих.

В общем, я уверен, что тупое вливание денег в науку не даст никакого результата, если не считать результатом появление новых квартир и автомобилей у наших заслуженных академиков. В советское время был даже анекдот на эту тему:

«В позапрошлом году мы засеяли два гектара картошки, но всю её съел колорадский жук. В прошлом году мы засеяли пять гектар картошки, но опять всю её съел колорадский жук. В этом году мы засеяли десять гектар картошки — пусть он подавится».

Колорадский жук, очевидно, не подавится никогда. Наоборот, чем больше мы будем выдавать ему картошки, тем лучше он будет себя чувствовать.

Короче, я полностью поддерживаю Тину — систему финансирования нашей науки надо менять кардинально. Надо выделять деньги непосредственно учёным. И надо полностью избавить учёных от необходимости таскать пудовые гири бюрократии — бумажная возня с настоящей наукой несовместима.

PS. Читайте мою новую статью в Русском Пионере: http://ruspioner.ru/ru.php?id_art=2188.

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 480 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Recent Posts from This Journal