Олег Макаренко (olegmakarenko.ru) wrote,
Олег Макаренко
olegmakarenko.ru

Category:

Запад создал оранжерейные условия для русских заводов



Необходимое условие развития отечественной промышленности — проблемы с импортом. Особенно это верно для станкостроения в России, так как десятилетия назад иностранные производители станков заходили на наш пустой рынок с толстыми пачками грязных денег — практически в открытую прикармливая и приручая инженеров. Отечественному производителю конкурировать с импортом было сложно по трём причинам.

1. Производственная база и инженерные традиции у нас объективно слабее. На Западе совершенствовали свои станки веками, тогда как у нас в 20-м веке был длинный «нерыночный» период, за время которого мы накопили значительное отставание.

2. Инженеры, ответственные за закупки станков, лоббируют технику, за которую получают откаты, то есть станки западных производителей. Я пишу «западных», так как системная коррупция, когда будущего главного инженера «ведут» десятилетиями, начиная ещё со студенческой скамьи — это западное ноу-хау. Русские и китайские производители так не делают.

3. Как итог, всё русское коррупционеры дружно ругают: даже когда один берёт деньги у немцев, второй у японцев, а третий у корейцев. Сказать директору «не надо покупать русский станок, он плохой» — одновременно и выгодно, и безопасно. У русских станков были осязаемые конкурентные преимущества и до 2022: к примеру, возможность быстро заменить сломанную деталь, без возни с таможней и тому подобным. Поэтому критиковать русские станки было стандартной практикой у ответственных за закупки — это позволяло существенно снизить риск, что директор или собственник выберут в итоге «безоткатное» оборудование.

Живительные санкции помогли исправить ситуацию: цена западных станков резко выросла, а их надёжность, напротив, резко понизилась. Владельцы западных станков справедливо опасаются теперь не только сложностей с запчастями, но и вредоносных отключающих кодов от западных поставщиков. Как итог, отечественные производители станков получают массу заказов и бурно растут.

Широкая публика читает самые горячие новости — о производстве самолётов, например. Сейчас, к примеру, идёт серийное производство русского самолёта МС-21, на стапелях уже восьмой экземпляр (ссылка). План — производить 72 самолёта ежегодно.

Однако за кадром остаётся, простите за модное слово, экосистема: бесчисленные цеха, которые производят комплектующие и станки для производства. В Омске, к примеру, разработали станок для сборки авиашин для Ту-214 (ссылка). Тут как с айсбергом: невозможно собрать хороший самолёт (верхушку айсберга), не обеспечив надёжную поставку десятков тысяч комплектующих (подводную часть айсберга). При этом для производства большей части деталей самолёта нужен отдельный станок, зачастую и не один.

Раньше многие детали покупали за рубежом, но теперь стараются делать всё внутри России. И, что характерно, всё получается: мы действительно можем производить 95% необходимого у себя. Если бы Россия была, допустим, Нигерией или Эфиопией, нам пришлось бы туго, так как с нуля масштабное производство не развернёшь: нужны и инженеры, и квалифицированные рабочие, и, главное, хваткие капиталисты. При всём уважении к этим двум странам, их золотой век ещё впереди. Пока что в Африке с квалифицированными кадрами плохо, так что извлечь пользу из санкций африканцы не смогли бы. А вот в современной России все необходимые условия для бурного роста промышленности уже выполнены. Спасибо Западу: он перевёл агрессию на новую уровень именно в тот момент, когда защита русских рынков от вражеского экспорта смогла принести стране максимальную пользу.

Аналогичным образом расцветают и разработчики отечественных программ. Недавно очередной раз обрадовал Автодеск — он запретил русским предприятиям пользоваться Автокадом (ссылка). Так как пиратское ПО неудобно в работе, запрет стал королевским подарком, например, отечественному Компасу, который сейчас весьма хорош. Привыкшие к Автокаду, понятно, воротят рыло — и опять-таки, не в последнюю очередь из-за нежной дружбы с поставщиками иностранного ПО — но после ввода санкций выбора у них особого нет. Лучше потратить ресурсы на смену платформы, нежели работать с открытыми врагами.

Впрочем, при смене программ приходится царапать днище о неприятный подводный камень. Компании, которые давно работали с Автокадом, успели накопить огромный питомник скриптов, позволяющих автоматизировать работу над чертежами. Переводить все эти скрипты-сценарии, например, на Компас (или на другую отечественную систему проектирования) — огромный труд. В обычных обстоятельствах это стало бы веской причиной держаться за Автокад до последнего. Сейчас, однако, то самое «последнее» уже клюнуло в нижний мозг, так что выбора нет — приходится скрипеть зубами и разрабатывать новые скрипты.

К счастью, это не так сложно, как может показаться на первый взгляд, и вот почему.

1. Основная масса накопленных за долгие годы скриптов-сценариев лежит мёртвым грузом в библиотеках и не используется никак. В ежедневной работе находится небольшая часть скриптов, при этом скриптов, от которых скорость разработки зависит критически, совсем немного. Вот это маленькое критическое ядро можно перевести на новую систему моментально, чуть ли не за два-три месяца.

2. Скрипты портятся со временем. Через полгода инженер, создавший скрипт, крепко забывает детали, и помнит алгоритм только в самых общих чертах. Потом появляются новые проблемы: меняется версия программы, меняется формат чертежей, увольняется разработчик. Так как скрипты для внутреннего пользования инженеры документируют из рук вон плохо, через какое-то время становится проще написать скрипт с нуля, чем пытаться оживить покрытый пылью код, выдающий при попытке запуска непонятную ошибку. Ну а если всё равно писать с нуля, так уже нет разницы, на какой платформе: на Автокаде, или на отечественной.

3. Одна из немногих вещей, с которыми ИИ справляется на пятёрку — перевод коротких скриптов с одного языка программирования на другой. Если инженер хорошо разбирается в матчасти, то сделать из старого скрипта новый он может при помощи робота очень быстро, иногда даже за час-другой. Собственно, даже безо всякого ИИ переводить на другой язык именно короткие скрипты — одно удовольствие. Это с огромными системами по управлению предприятиями всё сложно, а маленькие задачи, которые можно целиком уместить в голове, хорошие инженеры-программисты щёлкают на раз-два.

В общем, режиму протекционизма я весьма рад: наша промышленность, которая ещё недавно боролась за жизнь в суровом деловом климате, обнаружила себя в 2022 году практически в оранжерее.

Я знаю, что предприниматели со мной не согласятся. Наш брат-предприниматель всегда жалуется на жизнь: и когда государство его душит, и когда он катается, как сыр в масле. Но всё же статистика показывает, что я прав: отечественное производство демонстрирует последние два года не только количественный, но и качественный рост.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 46 comments