Олег Макаренко (olegmakarenko.ru) wrote,
Олег Макаренко
olegmakarenko.ru

Шоплифтинг, или почему Запад теряет технологическое лидерство



По наводке Виктора Мараховского я набрал в Гугле слово «шоплифтинг» (магазинная кража), чтобы посмотреть на картинки. Несложно заметить, что воруют из магазинов, по мнению Гугла, почти исключительно белые. Для сравнения, по запросу «программист» негр красуется на первом же фото, по запросу «учёный» — тоже, равно как и по запросам «инженер», «учитель» и «хирург».

Я промотал выдачу далеко вниз, разглядывая белые руки воришек, и первый негр-шоплифтер попался мне на 63-й фотографии.

Вероятно, негра не было бы даже на 63-м месте, но алгоритмы Гугла прокололись — они включили в результаты поиска стоп-кадр из реального видео, а на реальном видео (удивительный казус!) был негр. Где-то после первой сотни пошли и фотографии чернокожих воров — например, из иллюстрации к статье о шоплифтинге из британского журнала Дэйзед.

Краткая суть статьи из заслуженного модного журнала: молодёжь ворует из магазинов, протестуя таким образом против капитализма. Шоплифтеров надо понять и простить — во-первых, покупать товары за деньги слишком дорого, а во-вторых, у капиталиста и украсть не грех. Это не преступление, а форма гражданского неповиновения. Цитирую (ссылка):

Согласно опросу Аксиос, проведенному в 2021 году, 52% представителей поколения Z в США негативно относились к капитализму, в то время как в Великобритании 67% молодых людей отдавали предпочтение социалистической экономической модели. Оно и понятно, ведь молодые люди находятся на острие неравенства поколений…

…много людей либо вынуждены воровать в магазинах, либо чтобы позволить себе предметы первой необходимости, либо в качестве протеста против системы, либо и то, и другое. «Я не верю, что воровство у крупных корпораций аморально, поскольку это отвлекает внимание от системы, которая эксплуатирует работников и ресурсы в целях экономической выгоды», — сообщила журналисту из Дэйзед 19-летняя Мариана.

<…>

Тодд, 16-летний подросток из Техаса, думает о затратах и выгодах. «Многие корпорации жестоко эксплуатируют своих работников, и я считаю, что воровство помогает тем, кто ворует в магазинах, больше, чем вредит корпорациям». Люси, еще один подросток из Техаса, добавляет: «Волмарт не обанкротится из-за того, что я украла бальзам для губ. Капитализм неизбежен, всегда будет корпоративная жадность, поэтому всегда будет воровство».

Аналогичным образом, молодые люди в Великобритании обвиняют изменения в своем правительстве в росте магазинных краж. «Капитализм становится хуже с каждым днем, и при консервативном премьер-министре всегда есть новый способ эксплуатировать бедных», — говорит Кейт, 20-летняя жительница Лондона. «Благодаря Интернету и социальным сетям подростки понимают, что когда они воруют у крупных организаций, обладающих большой властью, они могут пойти против правил, чтобы показать свое разочарование».

<…>

В конечном счете, магазинные кражи — это индивидуальное решение системной проблемы корпоративной жадности, но это не значит, что оно абсолютно неэффективно или бессмысленно. В безвыходных ситуациях люди часто чувствуют, что у них нет выбора, кроме как прибегнуть к отчаянным методам – даже если это кража.


Оправдание воровства — золотой стандарт на Западе. И мы от этого тоже не застрахованы: к нам этот неомарксизм тоже постоянно пытается протечь. К примеру, недавно Рунет весело забурлил из-за поста некой активистки, которая похвасталась кражей во Вкусвилле — она пробила дорогие вареники как дешёвые пельмени, а до кучи «зашоплифтила сырок» (ссылка). Даму начали высмеивать и стыдить за воровство, а та недоумевала в своём твиттере: как же так, она всё сделала правильно, по инструкции из модных британских журналов, ради борьбы против капитализма!

Как видите, западная повесточка достигла уже советского уровня двоемыслия. С одной стороны, воровать из магазинов — благородное дело, настоящий активизм, почти так же почётно, как радужным флагом на параде махать. С другой стороны, показывать чёрных шоплифтеров Гугл стесняется, так как это же расизм, стереотипы, предвзятость белых. Не могут негры воровать, они в США больше по части хирургии и программирования…

(Кстати, чтобы вы не считали меня расистом. Я шапочно знаю одного негра-программиста — нормальный парень, работает как все, в дедлайны укладывается, получает хорошую зарплату. Уверен, что в США негров-программистов гораздо больше, просто в Петербурге расовый состав другой, поэтому я знаю только одного. Всего вышесказанного про алгоритмы подбора картинок в Гугле это не отменяет).

Казалось бы, какие мелочи. Ну, показывают шоплифтеров несколько пристрастно, ничего страшного, пусть белые немного потерпят в качестве несоразмерно маленькой платы за века работорговли. Однако повесточка не только портит мозги жителям Запада, но наносит им физический вред. Свежая новость — часть поставленных Западом на Украину бронемашин встала, так как мыши погрызли провода с оплёткой из биоразлагаемого волокна. Экологи решили, что кукурузная оплётка на танке меньше вредит природе, а украинские мыши решили, что кукурузная оплётка — это прежде всего вкусно (ссылка).

На самом острие технологий, в сфере разработки мощных ИИ, тоже проблемы — новый робот-художник от Гугл постоянно рисует негров, даже когда его просят нарисовать американских сенаторов 19-го века или солдат нацистской Германии (ссылка). Курьёз, конечно, однако он показывает, что комиссары Пробуждения уже находятся на самой вершине пирамиды управления, они лезут во всё и командуют всем, а профессионалы покорно выполняют приказы, чтобы не потерять бизнес или не вылететь с работы.

Как ясно из ответов робота, его принудили быть политкорректным, руководствуясь в первую очередь идеей так называемого «диверсити», разнообразия:



На Западе диверсити считается безусловной ценностью. Типичный диалог из современного учебника иностранного языка выглядит так:

— Почему вы переехали в Лондон?
— Я хотел больше разнообразия.

Вы будете смеяться, но эти заблудшие души даже составляют индексы разнообразия. Цитирую (ссылка):

При измерении человеческого разнообразия индекс разнообразия иллюстрирует вероятность того, что два случайно выбранных жителя принадлежат к разным этническим группам. Если все жители принадлежат к одной этнической группе, он равен нулю по определению. Если половина из одной группы, а половина из другой, он равен 50.



Для современного россиянина комфортный индекс разнообразия — от нуля до единицы. Примерно так: «у нас на заводе все белые, только в столярном цехе работает негр. Его зовут Чидози, он наполовину нигериец. Нормальный мужик, полностью русский, дитя Олимпиады».

Послушный житель Запада назвал бы абзац выше расистским. Повесточка предполагает, что индекс разнообразия должен быть выше 50. Допустим, 50% негров, 30% индейцев, 15% азиатов и 5% белых. Вот тогда будет хорошо — при условии, разумеется, достаточного количества однополых пар и прочих одобряемых на 2024 год перверсий.

Вернёмся к технологиям. Белые шоплифтеры, съедобная проводка в танках и чёрные президенты — это смешные мелочи. Однако эти «мелочи» задают направление воспитания нового поколения учёных, инженеров и программистов на Западе. Старшее поколение меняется только внешне: опытный инженер останется опытным инженером, даже если нацепит радужный значок на лацкан пиджака и будет каждое утро участвовать в ритуале покаянного поцелуя ботинка. Студент, поступивший на инженерный факультет, рискует инженером не стать вовсе.

Корень проблемы заключается в изменении базовой установки. Раньше, когда Америка была великой, а Трамп — молодым, установка была такой: «мужчина должен давать результат, иначе он лузер и слабак». Огромная доля населения, тогда ещё белого, вставала каждый день по будильнику, и с фирменной зверской улыбкой шагала на работу, чтобы жевать жвачку и делать деньги посредством тяжёлого труда.

Теперь в США установка другая, противоположная: «ни в коем случае нельзя проявлять агрессию, надо быть слабым и жалким, иначе ты подлец». Под агрессией тут подразумевается не уличный мордобой, а стремление быть «самым умным», которому «больше всех надо». Получил 100 баллов на экзамене — ты агрессор, так как взятый по квоте Тайрон набрал 20 баллов, а взбалмошный трансформер Джоанна — 50 баллов. Выполнил сложный проект и купил с премии хороший автомобиль — ты агрессор, так как Тайрон перебивается с хлеба на крэк, а Джоанна живёт в бедности, работая на полставки в веганском кафе и выплачивая крупный кредит за срамной переход.

В нашей истории тоже был такой период — после 1917 начались гонения на оставшихся в России царских инженеров, а их начальниками стали «классово-близкие» дуболомы с лужёной глоткой, умеющие говорить лозунгами, но не способные к управленческому труду. Это привело к быстрому отставанию от Запада, у которого СССР начиная с 1920-х годов вынужден был закупать большую часть станков и технологий. Были у советских инженеров и серьёзные прорывы, такие как космическая программа или мирный атом, однако только на нескольких узких направлениях, на которые бедная социалистическая экономика могла выделить достаточный бюджет. Примерно в 1960-х годах царская инженерная школа окончательно вышла на пенсию, уступив место новой, советской. Новая школа тоже была хороша — многими разработками 1960-1991 годов мы пользуемся до сих пор — однако соревноваться с Западом на равных она уже не могла.

В космической гонке 1950-х СССР выступил очень достойно: мы сразу вырвались на первое место и удерживали его на протяжении 12 лет, до 1969, когда США повысили ставки и оплатили полёт на Луну. У Советского Союза не было таких денег, так что нам пришлось в этот момент с дистанции сойти.

В компьютерной гонке 1970-х — я беру это десятилетие, так как первый микрокомпьютер появился в 1975 — СССР безнадёжно отставал с самого старта. «Уникальная троичная логика компьютера Сетунь» и прочие байки о советских наработках — это разговоры в пользу бедных, погоды они не делали. Да, кое-что мы могли. Но проблема была в количестве: на одно советское достижение в области компьютеров приходились 100 достижений аналогичного уровня в США.

Комиссары Пробуждения захватили вузы Запада уже давно, однако долгие годы они действовали исподволь, потихоньку распространяя свою ересь параллельно с нормальным обучением. Примерно с 2010 года повестка окончательно вышла из тени, став тотальной: она подавила учебный процесс и принялась жёстко компостировать мозги несчастным студентам. Если в 2000 вузы ещё выпускали нормальных инженеров, пусть и с набором уродливых предрассудков, то в 2020 из вузов выходят уже готовые пациенты для психиатрических клиник, которые ненавидят самих себя, и которые не знают, что делать с собственной жизнью.

Если предположить, что деградация американских технологий пойдёт по советскому сценарию, то уже в ближайшие годы мы будем наблюдать тотальный спад в науке и инженерном деле. При этом по отдельным направлениям США будут демонстрировать впечатляющие достижения ещё долго, как минимум до 2050 года. Теоретически Америку может ещё спасти резкое изменение курса, контрреволюция — запрет парадов гордости, запрет дискриминации белых, запрет зелёной повестки, запрет лозунга «ешь богатых» и, вообще, возврат агрессивной установки «делай дело, а не плачь в углу». Вместе с тем, я пока что не вижу предпосылок для такого чуда. Тут как с алкоголиком на последней стадии болезни: теоретически он может прокапаться, бросить пить, устроиться на работу, изменить свою жизнь к лучшему. На практике, однако, большая часть старых алкоголиков продолжает пить до закономерного конца.

Прямо сейчас США выглядят очень неплохо: к примеру, США безусловно лидируют в гонке искусственных интеллектов. Однако на другом важнейшем направлении, в биотехнологиях, Китай уже впереди. Также у США нерешаемые проблемы с переносом фабрик с Тайваня: в США уже нет достаточного количества инженеров, чтобы закрыть вакансии на сколько-нибудь крупном производстве.

На кадровую проблему явно указывал, например, глава Эппл, которого я недавно уже цитировал. Напомню его реплику (ссылка):

Принято считать, что бизнес идёт в Китай, так как там низкие зарплаты. На самом деле, в Китай идут из-за продвинутости местных инженеров. У [Эппл] очень высокотехнологичное производство.

Если провести встречу инженеров нужного нам уровня в США, нам с лихвой хватит одной комнаты, чтобы вместить всех. Если собрать инженеров нужного нам уровня в Китае, придётся арендовать помещение размером с несколько футбольных полей.



Из всего этого можно сделать два вывода.

Вывод первый: против США надо вести войну на истощение, и нам, и Китаю. Обострение ситуации не в наших интересах, так как США явно не вытягивают конфликт. Нам достаточно продолжать в том же духе, и проблема США разрешится сама собой — по тому же сценарию, по которому в 1991 в руки американцев упали обломки СССР.

Вывод второй: нам надо учиться на ошибках американцев. Пока что мы учимся только наполовину. Расовые проблемы для России в силу исторических и географических причин неактуальны. Опасность радужной чумы всем понятна, так что государство борется с ней при поддержке общества — тут всё в порядке. Однако зелёные бесы спокойно создают вредоносные ESG-структуры в государственном аппарате и в крупных компаниях, а марксисты ведут токсичную пропаганду отрицательного отбора из каждого утюга. Если пустить всё на самотёк, через некоторое время Россия с высокой долей вероятности заскользит по склону в ту же пропасть, в которую летят сейчас США.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 65 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →