Олег Макаренко (olegmakarenko.ru) wrote,
Олег Макаренко
olegmakarenko.ru

Categories:

Почему вы не переспорите русского «интеллигента»



Летом 2007 года два вертолёта армии США с особым цинизмом расправились над местными жителями. Дело было как в компьютерной игре — военные сидели в своих вертушках и весело стреляли по безоружным. Деталей рассказывать не буду, чернухи сейчас в ЖЖ и без меня хватает, укажу только название эпизода — «Багдадский авиаудар», он же «Collateral Murder».

В поисковиках находится легко. Даже в сервильной Википедии есть — но, разумеется, в предельно лакированной форме, с максимальной снисходительностью к американцам.

Собственно, никто бы и не обратил на инцидент внимания, — для американской армии подобное поведение абсолютная норма, — если бы не два обстоятельства. Во-первых, среди гражданских были два репортёра Рейтер, а это уже вам не обычные варвары, их убийство так просто зажевать нельзя. Во-вторых, в 2010 году Викиликс выложила полную видеозапись этой расправы над гражданскими, вместе с переговорами пилотов и прочими неопровержимыми доказательствами военного преступления. Независимые СМИ попытались было оправдать американцев, но им не удалось, уж очень всё было наглядно.

Разразился большой скандал, нужно было найти и покарать виновных. По итогам разбирательства американцы решили посадить в тюрьму Брэдли Мэннинга, — военного аналитика, который переслал видео преступления в Викиликс. Мэннинга приговорили к 35 годам тюрьмы, и, согласно открытому письму профессора Гарварда, в тюрьме Мэннинга пытали, подвергая «жестоким и необычным наказаниям». В итоге Брэдли Мэннинг сменил пол (не знаю уж, насколько добровольно), после чего последовала череда помилований, новых приговоров и попыток самоубийства.

Повторюсь, все эти факты не являются чем-то необычным для США. Многочисленные военные преступления американцев хорошо документированы, про тюрьму в Гуантанамо (не говоря уже про остальные тюрьмы) регулярно говорят на президентском уровне. Из длинного ряда других проявлений жестокости «Багдадский авиаудар» отличается тем, что по нему есть чёткое видео, подлинность которого американские власти не оспаривают.

Остановлюсь на этом подробнее. У нас в ЖЖ есть блогер littlehirosima: волонтёр, преподаватель философии, правозащитник. Рекомендую зафрендить. Сейчас она на передовой. Доставляет гуманитарную помощь, помогает мирным жителям. Много пишет в том числе и про военные преступления, кое-что даже документирует. Картина вырисовывается жуткая, что-то в духе фильмов про Вторую мировую войну:

https://littlehirosima.livejournal.com/

Однако если дать российскому «интеллигенту» со светлым лицом ссылку на её блог, тот просто отмахнётся: дескать, чего ты там мне суёшь своих путинских прокладок, они все проплачены, все их видеозаписи сфабрикованы, я им не верю. Я верю только солидным, надёжным источникам, таким как Би-Би-Си, Медуза и Си-Эн-Эн.

Так вот. От «Багдадского авиаудара» отмахнуться никак нельзя — его подлинность подтверждают сами американцы, видео с ним лежит в Ютубе. Поэтому нашего «интеллигента» можно ткнуть в эту историю носом — смотри, дорогой пацифист, как ведут себя американцы на развязанной ими войне.

Напомню между делом, что американцы напали на Ирак под тем предлогом, что тот якобы разрабатывает оружие массового поражения. Позже американцы признали, что «ошиблись» никакого оружия массового поражения в Ираке не было. США уничтожали Ирак 8 лет, убив при этом несколько сотен тысяч иракцев.

Разумеется, даже если вам удастся уговорить русского «интеллигента» ознакомиться с видео, его мнение о России и о США не сдвинется ни на миллиметр. Он немедленно найдёт какой-нибудь довод в защиту американцев, которые (по его мнению) имели все основания убивать мирных арабов, после чего тут же займётся так называемым вотэбаутизмом — скажет «а вот Путин…» и выдаст очередной фейк о России.

Этот нехитрый эксперимент доказывает, что российская intelligentsia, как её называют на Западе, никакой интеллигенцией на самом деле не является. Интеллигент, согласно общепринятому определению, должен обладать критическим способом мышления и высокой степенью рефлексии. Быть умным, в конце концов. Когда настоящему интеллигенту показывают неприятный для него факт, тот морщится от боли, но не отворачивается в сторону и не врёт себе. Он признаёт случившееся и, при необходимости, корректирует свою картину мира.

Теоретически интеллигент может быть на стороне американских мясников, однако только ситуативно, по принципу меньшего зла: к примеру, когда выбирать приходится между Байденом и Пол Потом, и когда отказаться выбирать между двумя видами зла по каким-то чрезвычайно веским причинам невозможно. Замечу мимоходом, что популярный сюжет из фильмов, когда приходится выбирать, кого из случайных прохожих переехать вагонеткой, перед реальными интеллигентами разворачивается редко. Как правило, чёрно-белый выбор между плохим и очень плохим — следствие длинной цепочки легкомысленных и безответственных решений.

Молодой бандит, сильно проигравшийся в карты и совершивший много других грехов, может в какой-то момент обнаружить, что непреодолимые обстоятельства толкают его на новое преступление. Профессор медицины, уважающий клятву Гиппократа, искренне пытающийся жить и работать по совести, в ситуации подобного выбора окажется навряд ли.

Поддерживать США в нынешнем конфликте с Россией настоящий интеллигент не может, уж очень всё очевидно. Расклад простой и чёткий, как старых боевиках. США — плохие ребята, Россия — хорошие парни. Ну, серьёзно, у американцев уже даже шахиды есть. Первый шахид сегодня врезался в стену посольства России в Румынии, поджёг себя и сгорел. Поэтому если ты интеллигент, ты должен быть за Россию, других вариантов у тебя нет… даже если ты живёшь в Нью-Йорке, а не в Москве. Кстати, многие американцы нас и поддерживают. Им больно, так как они любят Америку, но они выросли на Харпер Ли и Эрнесте Хемингуэе. Они вынуждены поддерживать Россию, так как иначе им пришлось бы отказаться от самих себя.

С российской intelligentsia всё гораздо проще и примитивнее. Нашу креативную публику не волнуют ни факты, ни вопросы морали — она находится на другом уровне. Это уровень обезьяньей стаи, в которой надо быть модным конформистом: поддерживать то, что поддерживают твои знакомые и друзья. В американском интернете это называется «current thing», «текущая штука». Бездумный активист всегда поддерживает то, что модно именно сейчас. Недавно это были протесты BLM. Потом — поддержка Джо Байдена на выборах. Сейчас — ненависть к русским. Завтра «текущей штукой» станет отказ от мяса или запрет на учёбу в университетах для китайцев — активисты нарисуют новые плакаты и будут яростно размахивать ими на своих митингах-тусовках.

Тут как с модой. Если все твои друзья ходят в красных лосинах или чёрных кожаных куртках, то и тебе, в зависимости от пола, тоже нужен первый или второй предмет гардероба. Ты можешь как-то оправдывать моду логически, — говорить, что кожаную куртку легко протирать от грязи, а лосины подчёркивают форму ног, — но все доводы рассудка тут глубоко вторичны. Надо просто носить модные вещи, вот и всё.

Многие при разговоре с лакей-интеллигенцией пытаются выкладывать на стол факты, логические аргументы. Это сработало бы, если бы мы имели дело с настоящей интеллигенцией, с умными людьми. Однако умных людей там как раз немного: за пределами своей узкой профессиональной области наши «интеллигенты» обычно ограничены, при этом их мозги заточены не на рефлексию, не на критичное восприятие собственных мыслей, а на базарную перепалку в духе «вы лохи, а мы молодцы». Поэтому нашим «интеллигентам» на факты глубоко плевать. У них есть набор ориентиров, по которым они считывают текущую моду — это мнение важных для них персон, статьи и передачи в авторитетных для них СМИ. Музыкант Андрей Макаревич сегодня в сердцах буркнул очень характерное: «Вижу тявканье по поводу уехавших – Аллы, Максима, Чулпан, Земфиры… Это Россия уехала от вас, [грязное ругательство]. Потому что Россия – они, а не вы».

Когда на одной чаше весов ваш дурацкий факт, а на другой чаше весов — «Кац сказал», «У Дудя было» или «В Медузе публиковали», шансов у факта ноль целых, ноль десятых. Господин Макаревич перечислил тех, на кого надо равняться, и вас в этом перечне нет. Поэтому ваши слова не имеют значения, это шум, мусор. Даже если вам удастся пробиться через первичную стену отторжения («я не хочу говорить с путинским зомби»), псевдоинтеллигент всё равно направит свой мыслительный аппарат не на осмысление предоставленного вами факта, а на попытку его отрицания, забалтывания или опровержения.

Полагаю, одна из главных проблем нашего идеологического фронта в том, что мы ошибочно считаем всю эту креативную тусовочку умными людьми. Государство выделяет им бюджеты, пытается с ними как-то договариваться. Прислушивается к ним, назначает их на ответственные должности. На мой взгляд, это так же бесполезно, как поддерживать, к примеру, носителей криминальной культуры. И у идейных преступников, и у идейных западников с российским обществом конфликт интересов, который навряд ли может разрешиться каким-либо разумным компромиссом.

Повторюсь, там чисто животные социальные инстинкты, как у подростков или у дикарей. «Мы хорошие, они — плохие». «Мама не закон, я закон». «Кто не с нами, тот против нас». Поэтому если взрослому «интеллигенту», — певцу, преподавателю, режиссёру, — кажется хорошей идея публично занять сторону США в их конфликте с Россией, государству следует немедленно вернуть американского пособника на землю. Уволить, отключить финансирование, закрыть доступ в концертные залы. Мода есть мода — как только про ненависть к России и стыд за Россию перестанут кричать из всех утюгов, как только пропаганда американской повесточки станет токсичной, будьте уверены, наши «интеллигенты» быстро переключатся на что-нибудь другое, более безобидное. Как знать — может быть, они даже начнут читать умные книжки и рефлексировать всерьёз, чтобы в итоге у нас появилась причина называть их просто интеллигенцией, без кавычек.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 648 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →