Олег Макаренко (olegmakarenko.ru) wrote,
Олег Макаренко
olegmakarenko.ru

Categories:

Капитализм против монополий



Согласно распространённому заблуждению, защита прав трудящихся, всеобщее образование, бесплатная медицина и прочие социальные блага — это достижение социализма. Дескать, разразилась революция 1917 года, большевики одарили население разными плюшками, а потом испугавшиеся капстраны начали обезьянничать за большевиками, чтобы уже их рабочие не вздумали взбунтоваться.

На самом деле, конечно, социалка к социализму отношения не имеет. Социалка прямо пропорциональна богатству общества — чем общество богаче, тем больше оно тратит на заботу о тех, кто не может в полной мере позаботиться о себе самостоятельно. Так, ограниченные пенсии были ещё в Древнем Риме, а пенсии в современном их понимании были впервые введены в 1889 году, в Германии, при канцлере Бисмарке. Всеобщее образование также первыми ввели немцы, тоже в 19-м веке. А вот бесплатную медицину первым на планете учредил, если мне не изменяет память, Николай II.

Восьмичасовой рабочий день, как справедливо замечают читатели, действовал в Австралии ещё в середине 19-го века — этому событию посвящён знаменитый памятник 888 в Мельбурне. К 1917 году рабочий день был ограничен 8 часами уже во многих странах мира.

Любое государство, независимо от строя, стремится обеспечить достойную жизнь всем своим гражданам. Тут есть доля трезвого расчёта: здоровое образованное население лучше работает и воюет. Вместе с тем значительная часть социалки вводится не потому, что она выгодна условному вождю или королю, но просто потому, что заботиться о согражданах — норма для человеческой цивилизации.

У нас есть лакмусовая бумажка в виде соседней Финляндии, в которой местные аналоги большевиков проиграли. Будучи полностью капиталистической, Финляндия всё равно имела и пенсии, и всеобщее образование, и бесплатную медицину — причём на гораздо более высоком уровне, чем в СССР. Не потому, что капитализм конкретно в этом разрезе добрее социализма, но просто потому, что Финляндия имела значительно более развитую экономику и, следовательно, могла себе позволить более дорогую социалку.

Как я показал выше, качество социалки зависит не от государственного строя, а от богатства экономики. Вместе с тем есть одно явление, которое от государственного строя зависит напрямую. Это… монополии.

Согласно уже другому мифу, капитализм неизбежно вырождается в монополии, которые якобы являются естественным следствием его развития. Распространители мифа любят указать пальцем на какую-нибудь монополию или олигополию, а потом ехидно развести руками: что же вы хотели, капитализм.

Юмор заключается в том, что капитализм — единственный (!) государственный строй, который с монополиями несовместим.

В СССР, к примеру, никто с монополиями не боролся, так как всё советское государство было единой огромной монополией. Более того, советская монополия безжалостно боролась с теми, кто пытался посягнуть на её монополизм. Рабочие имели право работать только на государственную монополию, причём только за ту низкую зарплату, которую устанавливал монополист. Переходить с завода на завод было бессмысленно — тарифная сетка была одинаковой везде. Покупать товары тоже приходилось у монополиста — жуткого качества, с жутким сервисом и по заряженной цене. Недавно мы обсуждали с вами историю советского грибника, попытавшегося обойти госмонополию, чтобы поставлять грибы в общепит. Его поймали и посадили в тюрьму:

https://olegmakarenko.ru/2171932.html

Другие докапиталистические государства также относились к монополиям вполне лояльно. К примеру, в средние века была распространена система гильдий, которые были фактически монополиями. Гильдии устанавливали очень высокие цены на свои услуги и жёстко наказывали тех, кто пытался с ними конкурировать.

А вот капитализм с монополиями дружить не может. В основе капитализма лежит идея свободного рынка, конкуренции независимых производителей. Монополия убивает конкуренцию и, следовательно, выключает капитализм. Монополия — нечто противоположное капитализму. Монополия — это единственный продавец, который устанавливает цены «с потолка», вместо того, чтобы назначать цены «по рынку», следя за тем, чтобы они были не выше, чем у других.

Конечно, и при капитализме то тут, то там прорастают монополии. К примеру, до прихода на рынок Убера и Яндекс.Такси в аэропортах обычно гнездились жулики-монополисты, которые под видом таксистов сдирали с пассажиров пятерную цену за поездку в город. Обратите внимание на два момента. Во-первых, если только «таксисты» не переходили грань между жульничеством и бандитизмом, им всё приходилось ограничивать цены, так как у пассажира были обычно и другие альтернативы — поехать на автобусе, например, или вызвонить друга из города. Во-вторых, аэропорты пытались по мере возможности гонять «таксистов», пусть и без особого успеха. Эти маленькие монополии, возникающие то тут, то там, справедливо раздражают публику, но не оказывают заметного влияния на экономику в целом.

Иное дело — уродливые государственные монополии. Известный пример — американская медицина, монополизировавшаяся при помощи политиков-популистов. Так как конкуренция в отрасли сильно осложнена, клиники и фармкомпании имеют возможность заряжать цены в 10 и более раз. Лекарство, которое в Китае, Франции или любой другой капстране будет стоить 5 долларов, в США монополисты будут продавать за 50-500 долларов. Условная операция по лечению аппендицита, которую в России сделают за 300 долларов, в США будет стоить в среднем 30 тысяч долларов. Вот, к примеру, история американки, которой выставили счёт на 140 тысяч долларов за противоядие от укуса змеи. В соседней Мексике лечение обошлось бы примерно в 1 тысячу долларов:

https://www.forumdaily.com/bolnica-v-indiane-vystavila-schet-v-143-tysyachi-za-lechenie-zmeinogo-ukusa/

Политики пытаются реформировать систему, однако пока что безуспешно — в том числе потому, что Америка тяжело поражена бациллами социализма. Наивные американцы полагают, что проблема в жадности государства, которое должно оплачивать за них раздутые счета медицинской монополии. Понятно, что от бюджетных денег монополия только крепнет.

Впрочем, никто в США не считает явление нормальным. Аналогичным образом никто не считает нормальным, например, существование Гугла, Фейсбука, Амазона и прочих интернет-монополий. Политики непрерывно требуют разделить корпорации на мелкие компании, чтобы те начали всерьёз конкурировать друг с другом. Исторический опыт показывает, что в итоге политики добьются успеха, монополии будут повержены и расчленены.


Подведу итог

В капиталистических государствах есть так называемое «конкурентное право»: набор законов, защищающих конкуренцию и запрещающий крупным игрокам устанавливать монополию на рынках. В социалистических государствах таких законов нет, так как там монополии являются важной частью государства. К примеру, в СССР антимонопольное законодательство появилось только в 1991 году, в процессе перевода экономики на рыночные рельсы.

Таким образом, было бы нелепо упрекать капитализм в существовании монополий. Аналогичным образом дворовые алкоголики не имеют морального права упрекать спортсмена в том, что он периодически нарушает режим тренировок. Да, спортсмен бывает грешен, все мы люди. Но он ведь единственный из всего двора вообще занимается спортом!

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 211 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Recent Posts from This Journal