Олег Макаренко (olegmakarenko.ru) wrote,
Олег Макаренко
olegmakarenko.ru

Categories:

Возвращение шведа в Москву, даунтауны без негров и стимулы для развития регионов



1. Интересный рассказ человека, который вернулся в собянинскую Москву спустя несколько лет эмиграции. С одной стороны, сразу бросаются в глаза огромные позитивные изменения. С другой стороны, наш новообретённый соотечественник боится, что Москву поразят болезни западных мегаполисов:

https://moskvichmag.ru/gorod/kakoj-kazhetsya-moskva-reemigrantu-posle-semiletnego-otsutstviya/

Эмигранта, вернувшегося в родной город после семи лет жизни в Стокгольме, влечет к ностальгическим прогулкам. Москва, конечно, никогда не выглядела так шикарно. Чувствуешь себя раздавленным этим великолепием. Залитые подсветкой бульвары, широкие улицы, расчищенные от рекламы и отреставрированные фасады, «Зарядье» и Кремль на фоне «Сити» — ну это реально сносит башню. Общественные пространства, включая неформальные, вроде Ямы. Все дико красиво и местами даже удобно — нельзя этого отрицать. <…>

…В десятые место свободных парковок заняла упорядоченная аренда машино-мест у города. Выяснилось, что выгоднее убрать безобразные ларьки с шаурмой и пластиковые павильоны с колготками и парфюмом из центра. Теперь вместо десятка таких точек существует один дорогой бутик или ресторан, способный оплачивать высокую аренду, которая отбивается за счет того, что выросла привлекательность улиц для пеших прогулок. Велосипедные дорожки потеснили автомобили, и это тоже повысило посещаемость кафе и размер среднего чека. Городское пространство обрело товарную стоимость, при которой важен уже не только квадратный метр, но и то, где он расположен.

Социологи называют это коммодификацией, то есть превращением в товар того, что прежде им не являлось. В Москве конца десятых таким товаром стала не просто близость к центру, но и городской пейзаж, красота церквей и особняков, построенных столетия назад. И у этой трансформации есть собственная логика. Например, она ведет к джентрификации города, когда части жителей становится не по карману жить в престижных районах, а социальная демография структурируется вслед за пирамидой экономического неравенства. И если уйти из засасывающего московского центра на окраины, то легко ощутить оборотную сторону этого процесса.

[Джентрифика́ция (англ. gentrification) — реконструкция пришедших в упадок городских кварталов путём благоустройства и последующего привлечения более состоятельных жителей]

Стокгольм — город глубокой сегрегации. В районе Ринкебю, который называют маленьким Могадишо, трудно встретить не то что человека европейской внешности, но порой и просто кого-нибудь в западной одежде. А в соседней Спонге, застроенной коттеджами преуспевающего среднего класса, глаза режет от обилия блондинов. Районы города складываются в разноцветный пазл социального неравенства. Если ехать из привилегированного района Дандерюд на севере Стокгольма, где живут представители элиты и верхушки среднего класса, в эмигрантский район Ворберг на юге города, где велики показатели безработицы и преступности, то с каждой станцией метро средняя ожидаемая продолжительность жизни будет падать на полгода. Я тысячу раз рассказывал шведским друзьям, что Москва благодаря советскому наследию избавлена от этой логики гетто. Но вот я дома, и целые кварталы новых «человейников» где-нибудь в Жулебино или в Саларьево с заслоняющей небо «шанхайской» застройкой убеждают в том, что я был неправ. Российская столица следует глобальным трендам, пожалуй, даже более точно и рельефно, чем сонные города Западной Европы. <…>

...в Москве стало очевидно безопаснее жить. Город моей юности был, если честно, довольно опасным местом. Уличные драки случались постоянно и были частью повседневной рутины. За несколько месяцев по возвращении из эмиграции я не видел еще ни одной. Даже десять лет назад ночью на московских окраинах вполне реально было услышать сакраментальное «дай мобилку позвонить» или ритуальное «есть закурить?». Сейчас это звучит как страшная сказка о тёмных веках.


В статье много говорится про опасный рост неравенства, атомизацию общества и депрессии. Конечно, это реальные опасности. Но пока что растущие показатели продолжительности жизни в Москве и России говорят о том, что мы в целом движемся в верном направлении.

2. Как на самом деле выглядит упомянутая выше джентрификация, можно видеть на примере городов США:

https://lenta.ru/news/2020/02/27/blackneigborhood/

Журналисты BuzzFeed News составили карты выселения темнокожих из городов США. Наибольший отток афроамериканцев зафиксировали в Окленде, Атланте и Нью-Йорке.

Как утверждают составители карт, джентрификация (реконструкция пришедших в упадок городских кварталов путем благоустройства и последующего привлечения более состоятельных жителей — прим. «Ленты.ру») привела к миграции темнокожих и латиноамериканцев из самых благополучных и облагороженных районов по всей территории США. Чтобы наглядно продемонстрировать факт вытеснения белым населением, было выбрано пять самых развитых городов страны. <…>

В центре внимания оказался город Окленд (штат Калифорния). Как демонстрирует карта, темнокожее население и латиноамериканцы активнее всего покидают район залива, что связано с подорожанием недвижимости. Напротив, в Вашингтоне выбранная категория граждан уезжает из центральных районов. Численность темнокожего населения здесь за 17 лет упала на 69 процентных пунктов. В Атланте (штат Джорджия) сокращение превысило 45 процентных пунктов, а численность белого населения одновременно выросла на ту же величину. Наибольший отток афроамериканцев зафиксировали в центральных кварталах города.

Апогей джентрификации зафиксировали в Нью-Йорке, который журналисты в связи с ситуацией окрестили местом крайностей. С 2000 года город сильно изменился, что привело к ощутимому оттоку темнокожих. Ученые Калифорнийского университета даже обнаружили особые «островки отчуждения» в отношении афроамериканцев. Основная часть таких зон сосредоточена в центре города, в особенности на Манхэттене, в Бруклине и Квинсе.


3. Минфин разумно решил стимулировать развитие не только самых бедных регионов, но и тех, руководство которых показало себя наиболее эффективным:

https://lenta.ru/news/2020/03/04/darom/

Министерство финансов России придумало новый способ стимулировать развитие регионов. Принцип заключается в раздаче денег тем субъектам федерации, руководство которыми признают самым успешным. Каждый год распределять будут по 50 миллиардов рублей… <…>

Такие меры, ожидают в министерстве, заставят чиновников добиваться высоких показателей в своей деятельности. Для распределения средств используют рейтинг эффективности региональных властей.

Ранее стало известно, что ведомство займется поддержкой самых отстающих российских регионов. Речь идет о Алтайском крае, Адыгее, Алтае, Калмыкии, Карелии, Марий Эл, Туве, Чувашии, Курганской и Псковской областях.

Для них разработают индивидуальные программы социально-экономического развития, на которые выдадут 50 миллиардов рублей в течение пяти лет начиная с 2020 года. Каждый субъект получит по пять миллиардов, а если все мероприятия по этим программам окажутся эффективными, то регион получит еще столько же.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 85 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →