Олег Макаренко (olegmakarenko.ru) wrote,
Олег Макаренко
olegmakarenko.ru

Categories:

Почему «стахановцам» не платят много



Как правило, человек не может работать в 100 раз быстрее среднего. А вот работать в 100 раз медленнее может вполне. Это регулярно приводит к ситуациям, когда нормальный сотрудник приходит в какое-нибудь сонное царство и внезапно выдаёт потрясающий результат: делает за один день месячный план целого отдела.

Дальше часто развивается конфликт: «стахановец», выполнив работу целого отдела, претендует или на всю зарплату этого отдела, или как минимум на какие-нибудь особые почести. На практике «стахановцам» обычно платят всего лишь по рынку: то есть больше, чем обычным сотрудникам, но не в десять и даже не в пять раз больше.

Если не рассматривать традиции известных всем корпораций, в которых людей не ценят в принципе, причины «недооцененности» трудовых рекордов следующие. Справедливая оплата — это оплата «по рынку», то есть оплата услуги в том размере, в каком её можно получить в другом месте. Следовательно, в нормальных условиях «стахановцу» заплатят сумму, за которую можно было бы нанять такого же сотрудника на рынке труда.

Я занимаюсь управленческим учётом, так что часто сам оказываюсь в шкуре такого «рекордсмена», делающего работу в 10-100 раз быстрее других. Платят мне за это по моим расценкам — довольно умеренные деньги. Если я скажу клиенту, что выполнил объём работы, который его сотрудники делали бы три года, клиент, конечно, согласится со мной, но ему и в голову не придёт выплатить мне трёхлетнюю зарплату его бухгалтеров.

Представьте себе площадь трёх вокзалов в Москве — Комсомольскую площадь, на которой впритык друг к другу расположены три железнодорожных вокзала. Допустим, некий пассажир регулярно берёт такси от Ленинградского вокзала до Казанского, а хитрый таксист везёт его тридцать минут кругами, получая в конце поездки плату за эти тридцать минут. Допустим, через какое-то время пассажир находит нормального таксиста, который просто делает круг по площади: так, что вся поездка занимает ровно две минуты. Узнавший о существовании короткого маршрута пассажир будет горячо благодарен этому таксисту и даже, вероятно, оставит ему на первый раз щедрые чаевые. Таксист навряд ли скажет, что ему надо заплатить за эти две минуты как за полчаса, так как раньше пассажир платил именно столько: всем очевидно, что это не новый таксист быстр, это старый таксист ехал окружным путём.

Именно так работает капитализм: по мере развития экономики люди находят «прямые пути», позволяющие им получать те же результаты, затрачивая меньше денег и сил. При капитализме производительность труда всё время повышается, и это сильно фрустрирует тех, кто думает, будто можно «найти тему» и стричь с неё проценты десятилетиями.

В девяностые годы, когда капитализм в России только зарождался, причём в довольно дикой и неприглядной форме, много где можно было получать сверхприбыль. Я знаю многих бизнесменов, которые в те годы покупали ящик товара за 100 долларов, везли в соседний город и продавали там за 500 долларов, с этой разницы и жили.

К концу девяностых халява постепенно закончилась. Все сладкие маршруты стали известны, и норма прибыли резко снизилась. Если раньше бизнесмен отвозил ящик товара в неделю, а всё остальное время отдыхал, то теперь он начал возить ящики ежедневно, делая с каждого ящика уже не 400%, а 20% навара. В целом денег стало больше, так как обороты резко выросли, но многим «новым русским» пришлось уходить из бизнеса — работать по-новому они уже не смогли.

Этот процесс продолжился и в нулевых, и в десятых годах. С каждым годом бизнес-процессы оптимизировались, из-за чего всем приходилось работать больше, получая за это чуть ли не меньше, чем раньше. Там, где когда-то было достаточно перевезти один ящик в неделю, теперь приходилось возить по 100 ящиков в день. Кто-то смог наладить логистику и остаться в седле, многим пришлось «переквалифицироваться в управдомы», уступив рынок тем, кто работает нормально.

Возвращаясь к моей любимой бухгалтерии: в девяностые для бухгалтера с зарплатой в 150 долларов в месяц было нормой потратить несколько часов, складывая числа в столбик на калькуляторе. Сейчас бухгалтер получает в 10 раз большую зарплату, однако работодатель уже предполагает, что бухгалтер умеет пользоваться таблицами, которые позволяют подсчитать то же самое за одну минуту. Средний уровень здорово вырос, поэтому как сами бизнесмены, так и их сотрудники вынуждены были стать более подтянутыми, сосредоточенными, профессиональными. При этом как минимум для бизнеса этот процесс ещё не завершён — предприниматели из Европы и США, приезжая в Россию, удивляются, как легко у нас работать, и какую слабую конкуренцию могут им пока что составить расслабленные российские бизнесмены.

Для полноты картины осталось рассмотреть два смежных кейса — советских тружеников и изобретателей.

1. В СССР напрягаться было не принято, так как при развитом социализме это было попросту глупо. Вчера ты делал 5 табуреток, и всё было в порядке, а сегодня ты сделал 10 табуреток, и теперь тебя будут и завтра, и каждый следующий день заставлять делать уже по 10 табуреток за смену: оставив, разумеется, зарплату ровно той же, что и была.

При капитализме дела обстоят иначе — если ты будешь делать 5 табуреток, хотя за смену вполне реально делать 10, тебя в итоге просто попросят на выход, так как мастер отлично знает, сколько времени занимает работа. Если и мастер, и начальник цеха пустят всё на самотёк, то их поправит коммерческий отдел, который укажет, что табуретки из-за низкой производительности труда получаются слишком дорогими, из-за чего их невозможно продать.

В результате производительность труда при капитализме постоянно повышается, сотрудники вынуждены работать по восемь часов в день, а бизнесмены и по 10-12 часов в день. В качестве компенсации мы получаем нормальные зарплаты, дешёвые товары в магазинах и постоянное повышение уровня жизни.


2. Иногда и вправду появляются волшебные изобретения, позволяющие резко повысить производительность труда. Так, к примеру, можно предположить, что таксист из нашего примера пересядет с автомобиля на мотоцикл и будет возить пассажиров «сквозь пробки», значительно экономя им время.

Дальше события будут развиваться по стандартному капиталистическому сценарию: если выяснится, что возить пассажиров на мотоцикле законно и безопасно, и что у нового изобретения нет других подводных камней, другие таксопарки быстро переймут инновацию и в городе появится масса мототакси. Изобретатель, если только он не запатентует свою находку, сможет снимать сливки очень недолго, и выиграет от его изобретения не он, а все жители города, которые получат дополнительный сервис.

Тут типичен пример Генри Форда, сделавшего огромное состояние на своих изобретениях. Сумев наладить конвейерное производство автомобилей, он не стал заряжать цены на свои авто, а выпустил в 1908 году дешёвую «Жестяную Лиззи», которая была по карману даже очень небогатым американцам.

Тем, кто хорошо работает и любит изобретать, не понравится то, что я скажу, однако эпоха средневековых гильдий осталась в прошлом, и потому «стахановская» работа очень быстро становится нормой. Если сегодня ты придумал, как сделать 10 табуреток за смену, через месяц уже все будут делать по 10 табуреток, потому что выкладываться на работе по полной и делать разумный максимум в течение 8 часов — это не подвиг, это то, чего по умолчанию ждут от адекватного сотрудника с рыночной зарплатой.

Лично я полагаю, что это не слишком-то справедливо по отношению к изобретателям. Общество, однако, придерживается иного мнения — покупатели категорически не готовы платить за товары больше только потому, что их производитель что-то там изобрёл. Если насосы стоят 500 рублей, у вас не получится продавать их за 1000 рублей только потому, что это именно вы нашли способ удешевить их производство. Покупателю наплевать на ваши заслуги — если он сможет купить в соседнем магазине то же самое по более низкой цене, именно так он и поступит.

Желающим разбогатеть на инновациях придётся пользоваться «правом первой ночи»: периодом, когда никто другой ещё не может внедрить их изобретение у себя, или пока их изобретение защищено патентом. Это немного, но как показывает пример Генри Форда, этого достаточно, чтобы начать с нуля и стать в итоге самым богатым человеком планеты.

PS. Это шестьдесят седьмая статья из серии «Размышления о ведении бизнеса в России». Другие статьи серии можно найти вот здесь:

http://olegmakarenko.ru/tag/Размышления о ведении бизнеса в России

Tags: Размышления о ведении бизнеса в России
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 321 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →