Олег Макаренко (olegmakarenko.ru) wrote,
Олег Макаренко
olegmakarenko.ru

Categories:

Тихая гавань, драма из-за местоимений и как найти управу на директора



1. На протяжении 5 лет мы слышали, что Россия стонет под гнётом санкций, что российская экономика «порвана в клочья» и что иностранные инвесторы бегут прочь из нашей страны. Но, оказывается, всё не так однозначно. РБК, обычно весьма скептический по отношению к России, пишет, что западные бизнесмены считают Россию «тихой гаванью», то есть местом, куда можно инвестировать свои сбережения ради их спасения от мирового кризиса:

https://www.rbc.ru/economics/04/10/2019/5d966e859a79474605cae82b

У России одно из самых низких в мире соотношений госдолга к ВВП: прямой долг федерального правительства и регионов (без учета госгарантий) составляет лишь 12% ВВП. Если принимать в расчет денежные активы государства на счетах в ЦБ и банках, у России вообще не остаётся чистого долга <...>

«По России все согласились, что сложно представить себе лучшую циклическую [то есть отвечающую на изменения экономических циклов] монетарную и бюджетную политику, чем Россия проводит сейчас» <...>

«Двойной профицит [бюджета и текущего счета] и очень компетентная команда в Центробанке означают, что Россия может считаться тихой гаванью» <...>

То ли у нас и вправду дела идут на лад, то ли на Западе запах горелого уже настолько лезет в ноздри, что игнорировать его совершенно невозможно.

2. Помните, как глава «СтэкОверФлоу», сервиса вопросов и ответов для программистов, яростно плевал недавно в нашу сторону в духе «Фак Раша»?

https://olegmakarenko.ru/1379067.html

Вот и ответочка прилетела:

https://www.facebook.com/vguriev/posts/10156960899003305

Всё началось с того, что людям с нетрадиционным гендером не понравилось, что к ним часто обращаются, используя не те местоимения. И, в общем, они попросили использовать так называемое singular they, чтобы уж точно никого не обидеть.

Тут внезапно подняли голову трансгендеры, которые сказали, что не для того они трансгендеры, чтобы к ним так обращались.

Пока модераторы всех гендеров и мастей и администрация сайта обсуждали, какие изменения нужно внести в правила, в чат пришла модератор Моника.

Модератор моника — эмпатичный иудей.

Ребят, сказала Моника, а вы не против, если я буду формулировать так, чтобы мне не пришлось использовать ни singular they, ни эти ваши гендеры, я целиком на вашей стороне (э — эмпатия), но вас много, а я одна, я запутаюсь.

Я же не обязана использовать ваши местоимения, если я не использую местоимения вообще, правда?

Это оказалось слишком оскорбительно.

Так что в ответ модератора Монику просто выгнали из модераторов за нарушение правил, которые ещё не вступили в силу. <...>

А модераторы на сайте работают бесплатно, это просто волонтёры, и они немножко офигели.

И начали понемножку увольняться сами, потому что в гробу они это видели.

Надо сказать, что представители LGBT+, с которых всё и началось, к этому моменту немножко прифигели от происходящего и тоже начали с проклятиями валить.<...>

Тем временем директор по работе с сообществом дала интервью в СМИ, в котором рассказала, что администрация молодец, а модератор, которого выгнали, сам виноват.

Модераторы начали валить быстрее. За несколько дней от модераторства отказалась чуть ли не сотня человек.

Да уж. Глупо прикармливать крыс, если твой бизнес — переработка зерна.

3. Коллеги! Мне прислали письмо с вопросами, на которые я не могу ответить.

В городе N. есть школа. В первый класс взяли совсем молодую учительницу, только из педагогического института. В классе есть несколько детей, которые не слушаются, всё время задирают других, не могут посидеть на месте. Учительнице приходится по треть урока вначале тратить, чтобы их успокоить. И всё это сказывается на других детях, которые готовы заниматься. Жаловаться директору бесполезно — дети особенные, и сделать с ними директор ничего не может.

Сам директор тоже не подарок. Так, к примеру, вышел новый закон: дети с первого по четвертый класс должны обучаться не выше третьего этажа. Перевели детей с четвертого этажа на второй. А там ремонта нет, батареи не греют, температура не выше плюс пяти. Дети занимаются в верхней одежде. Директор говорит «Денег нет. Не верите, приглашайте любую комиссию. У меня есть вся подотчетность на что потрачены деньги. Что было необходимо в первую очередь я закупил». Пока родители не скинулись на ремонт, дети так и мёрзли в классе.

Вопрос такой. Что можно сделать в этой ситуации? Кому написать? У директора школы должно быть, вероятно, начальство, которое должно контролировать и работу с детьми, которые срывают уроки, и ремонт классов, и сбор денег с родителей.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 153 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →