Олег Макаренко (olegmakarenko.ru) wrote,
Олег Макаренко
olegmakarenko.ru

Categories:

Зачем нужна плохая работа



В России огромное количество откровенно плохих рабочих мест. Где-то платят значительно меньше рынка, где-то заставляют перерабатывать, где-то начальство ведёт себя по-скотски, а где-то даже задерживают зарплату.

Рынок хорошо работает только в том случае, если все стороны сделки ведут себя разумно, и потому в Петербурге отлично заполняются вакансии с зарплатой в 20 тысяч, на которых надо вкалывать так, будто там платят полновесные 60. Разумный сотрудник в такое место не пошёл бы, он бы сказал себе: «я могу устроиться в другое место, и получать там за то же самое не 20 тысяч, а 40-60 тысяч». Неразумный сотрудник соглашается на 20 и работает иногда годами, прежде чем начинает понимать, что в этой ситуации что-то не так.

На Западе есть термин для таких работ: «макджоб» или «макрабство». Так называют низкооплачиваемую и бесперспективную работу, на которой тем не менее надо выкладываться по полной. Корпорация «Макдональдс» пыталась было засудить словарь, который первым дал расшифровку этого слова, однако успехом эти попытки не увенчались.

Многие полагают, будто потогонных контор, жадных госкорпораций и всяких сомнительных жуликоватых фирмёшек на рынке труда быть не должно. Опыт, однако, подсказывает, что «макджоб» — архиважная ступень карьеры, от которой очень вредно ограждать молодых людей.

Вот классика жанра, которую лично я наблюдал в своей и в других фирмах много раз. Приходит новый сотрудник, получает хорошие условия работы: иногда рыночные, иногда даже значительно лучшие, чем в среднем по рынку. Нормальная зарплата, нормальная загрузка, ровное отношение руководства, возможности роста и, вообще, всё, что входит в понятие хорошего рабочего места. Проходит несколько месяцев, и сотрудник начинает или ныть, или лениться, или делать и то, и другое одновременно. Руководитель пытается выяснить, что случилось, и получает в ответ поток малоосмысленных жалоб в стиле «да, я сантехник, но я не нанимался тут канализацию чинить».

Ещё через какое-то время сотрудник или увольняется сам, или вынуждает себя уволить. Проходит пара лет, и вдруг выясняется, что тот же сотрудник работает теперь в другом месте на тех же примерно условиях, однако впахивает там как слон на каторге и безумно доволен тем, что ему удалось устроиться на такую замечательную работу.

Разгадка таинственного преображения лентяя в труженика проста. Уволившись с работы, которая казалась ему плохой, сотрудник сменил две-три по-настоящему плохих работы, а потом посидел несколько месяцев дома, безуспешно рассылая резюме на каждую новую вакансию. В итоге у сотрудника сформировалась так называемая «шкала»: ему стало, с чем сравнивать. Раньше он работал в ООО «Ромашка» и сравнивал себя с Геной Букиным из телевизора, который работал продавцом в обувном магазине и жил в огромной двухэтажной квартире. Теперь он работает в ООО «Гладиолус» и сравнивает свои условия труда с реальными фирмами из своего прошлого: с ООО «Ромашка», с ООО «Визгливый Тиран» и с ООО «Жадные Жулики».

Два года назад он полагал, что если Гена Букин оценивает своё рабочее место как 4 из 10, то он может оценить своё как 2 из 10. Теперь наш герой более практичен: «Визгливый Тиран» имеет оценку 1 из 10, «Жадные Жулики» 2 из 10, а «Ромашка» и «Гладиолус» — 9 из 10.

Многие родители оказывают детям медвежью услугу, устраивая их сразу после института на хорошее место. Не имея ещё в голове шкалы плохих и хороших фирм, молодые ребята начинают воспринимать и зарплату, и всё остальное как должное. Расслабляются, начинают манкировать обязанностями, ссорятся с коллективом, и в итоге закономерным образом ставят крест на своей трудовой карьере в этой организации.

Хоть такой сценарий и не является обязательным, — некоторые люди ещё со школьных лет приобретают привычку работать на совесть в любых обстоятельствах, — однако он распространён. Ответственность редко рождается на пустом месте. Обычно раздолбай выздоравливает после пары-тройки увольнений и последующей расплаты за беспечность в виде тяжёлых поисков нормальной работы.

Самый надёжный сценарий старта для юношества, — идёт ли речь о приезжем из бедного села или о сыне крупного бизнесмена, — устройство на тот самый «макджоб», низкооплачиваемую и бесперспективную работу. Отработав хотя бы полгода разносчиком еды, почтальоном или раздатчиком листовок, молодой человек выстроит в голове правильную шкалу хороших и плохих фирм, после чего ему будет на порядок легче работать в тех нормальных местах, куда он вскоре перейдёт. Исследование РАНХиГС показывает, что около половины молодых людей работают на первом месте работы не более года:

https://lenta.ru/news/2019/08/08/first_job/

Меня эта статистика не удивляет совершенно. Если вы приходите на рынок и видите, что помидоры стоят по 5 тугриков за килограмм, вы, может, ещё и подумаете, покупать их или нет. Если же вы до этого были на трёх других рынках, и знаете, что там те же помидоры стоят 10-15 тугриков, требовать от продавца скидки вы уже не станете, зная, что он и так даёт вам хорошую цену.

Впрочем, есть у макджоба и опасность: на нём можно застрять. Иногда в этом стоит винить маму, которая нависает над выросшим уже ребёнком и не даёт ему устроиться на нормальную работу. Иногда супруга, зарабатывающего достаточно, чтобы вторая половинка могла не думать о деньгах. Иногда самого работника, имеющего нерешаемые проблемы с ленью, пьянством, вороватостью или раздолбайством. Также следует опасаться грязных технологий, при помощи которых начальство часто удерживает на макджобе слабых духом сотрудников: так, к примеру, если заставлять сотрудника работать с утра до вечера и платить ему очень мало, у несчастного не будет ни сил, ни денег, чтобы найти новую работу. В таких ситуациях часто требуется толчок от друзей или родственников, чтобы объяснить зомби, что ему пора выбираться из ловушки.

Лично я полагаю, что одного года плохой работы более чем достаточно, чтобы настроить мозги на правильный лад. Если я, как работодатель, вижу у претендента запись «Макдональдс» в трудовой книжке, я понимаю: с большой долей вероятности, передо мной человек, которых привык работать, и который готов выкладываться на рабочем месте. Напротив, если я вижу, что опыта работы у претендента нет вовсе, я заранее предполагаю, что в течение нескольких месяцев в отношениях с ним возникнет кризис, ибо сотруднику покажется, будто его жестоко эксплуатируют.

Подведу итог

В том, что на рынке труда полно плохой работы, есть плюсы и минусы. Минусы понятны: плохая работа и плоха. Плюсы менее очевидны. Во-первых, плохая работа является хорошим способом не умереть с голоду и не скатиться в криминал для тех, кто нормально работать не хочет принципиально. Во-вторых, макджоб служит отличной школой жизни для тех, кто имеет какие-то осмысленные планы или цели. Поразносив несколько месяцев еду по городу, вчерашний студент начинает потихоньку понимать, что навык прямохождения оплачивается в современном мире не очень щедро, и что ему следует хоть тушкой, хоть чучелом, но всё же переходить на какую-нибудь нормальную работу.

PS. И, да, по поводу «Макдональдса». Я не люблю эту корпорацию по ряду очевидных причин, однако всё же нужно отличать «Макдональдсы» в России и в США. В наших «Макдаках» условия труда не худшие по рынку, а, скорее, ближе к средним. За несколько лет работы в «Макдональдсе» смышлёный сотрудник может не только втянуться в здоровый рабочий ритм, но и с большой долей вероятности получить повышение, после чего начать нарабатывать руководящий стаж.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 378 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →