Олег Макаренко (olegmakarenko.ru) wrote,
Олег Макаренко
olegmakarenko.ru

Categories:

Крепкие хозяйственники



Когда мы перечисляем, что великого сделал тот или иной правитель, мы обычно забываем подсчитать, во сколько все эти свершения обошлись государству. Глупости, которые вызывают презрение в исполнении обычных людей, выглядят на страницах учебников истории величественными и захватывающими дух.

Классическая ситуация — внук продал бабушкину квартиру и купил на вырученные деньги дорогой автомобиль. В реальной жизни мы скажем: «дурак, продал бабушкину квартиру». На уроке истории мы скажем: «экономический гений, купил "бентли" уже в 20 лет».

Ещё пример: будучи студентом, Василий звонил из телефонных будок. Сейчас у Василия личный смартфон. В реальной жизни такими Василиями являются почти все люди старше 35-40 лет. В учебниках истории будет написано: «принял страну с телефонной будкой, оставил с десятым айфоном».

Чуть более сложная ситуация. Гоша, обладая сложным характером, перессорился с родственниками и в ходе разборок сжёг родительский дом. Позже он построил на том же месте новый дом, при этом долгое время его семья жила впроголодь, откладывая каждую копейку на строительство. В реальной жизни соседи будут относиться к Гоше с некоторым недоумением, ибо они свои дома не сжигали, а их семьи питались всё это время нормально. Историки однако расскажут нам о подвиге Георгия Великого, всего лишь за 25 лет отстроившего кирпичный трёхэтажный дом.

Я уже вижу занесённые над клавиатурой руки, готовые защищать своего любимого исторического деятеля. Пожалуйста, не трудитесь — я не называл фамилий конкретных правителей только по той причине, что вышесказанное применимо к десяткам (если не к сотням) монархов, генсеков и президентов. Оглядываясь в прошлое, мы смотрим на достижения, не обращая при этом особого внимания на цену, которую за них пришлось заплатить.

В лихие девяностые был такой анекдот. Мужик пришёл на рынок, смотрит, у одного из прилавков огромная толпа. За прилавком стоит его сосед, держит в руке пачку сторублёвок. Мужик обходит прилавок с тыла, спрашивает соседа: «Ты что делаешь?». Тот отвечает: «Продаю сторублёвки, по 95 рублей штука». «Но зачем?! В чём тут выгода?». В чём выгода не знаю, но ты на обороты-то погляди!

Когда я читаю, что царь Горох IV пробил тоннель из столицы в Малые Дыры, у меня сразу возникает несколько очевидных для бухгалтера вопросов.

1. Нужен ли был, вообще, этот тоннель?
2. Можно ли было заменить тоннель объездной дорогой, к примеру?
3. Можно ли было построить тоннель быстрее и дешевле?

К сожалению, типичный учебник по истории больше похож на книгу рекордов Гиннеса, чем на сборник бухгалтерских отчётов. Хороший правитель, который 40 лет аккумулировал ресурсы и развивал экономику, войдёт в историю как ленивый бездельник. Ужасный правитель, который растратил доставшиеся ему ресурсы на бессмысленные войны с соседями и на возведение величественных гробниц, войдёт в историю мудрым реформатором и деятельным политиком.

В советские годы возник феномен «крепких хозяйственников» — руководителей заводов и колхозов, умевших хорошо отчитываться и гнать план. С фасадной стороны, со стороны расходов, у них всё было замечательно: они выполняли распоряжения начальства и поддерживали порядок во вверенных им хозяйствах. Проблема была в том, что руководить крепкие хозяйственники не умели, из-за чего их предприятия были хронически убыточными. Когда в лихие девяностые финансовая помощь государства перестала поступать, немедленно выяснилось, что работать «в плюс» крепкие хозяйственники не могут категорически — они могут только имитировать полезную деятельность, продавая сторублёвки по 95 рублей.

Значительная часть великих правителей, чьи биографии до сих пор служат в качестве источника вдохновения для писателей и сценаристов, была именно такими крепкими хозяйственниками. Вместе с тем грамотно составленные отчёты о прибылях и убытках показали бы очевидное:

1. В ходе масштабных реформ и великих строек страна зачастую беднеет.
2. Соседние страны добиваются куда как больших успехов, причём без всякого геройского превозмогания ненужных, созданных искусственно трудностей.

Вернёмся к примеру с бестолочью, которая продала бабушкину квартиру и купила на эти деньги «бентли». Допустим, его однокурсник бабушкину квартиру не продавал: спокойно жил и работал. Сравнение двух судеб покажет следующее:

1. Скорбноглавин был крутым перцем — ездил на «бентли», ночевал, где придётся, храбро отбивался от кредиторов, влезал в разные авантюры, чтобы заработать денег на еду и на зимнюю резину.

2. Нормальков был ничем не примечателен. Не голодал, не спал на заднем сидении своих «жигулей», не отстреливался через дверь от лезущих с топорами кредиторов. Никакого сравнения с королевским размахом Скорбноглавина.

Вместе с тем, подбив итоги через 30 лет, мы увидим, что у Нормалькова есть квартира, пухлый банковский счёт и даже современный автомобиль. Скорбноглавин по прошествии 30 лет может похвастаться половиной комнаты в коммуналке, циррозом печени и воспоминаниями о славном времени, когда он разъезжал на «бентли», решая серьёзные вопросы и наводя страх на всю округу.

На всякий случай повторю ещё раз — не надо узнавать в Скорбноглавине ни Ричарда Львиное Сердце, ни других реальных персонажей. Это стандартная история «великого правителя», которая много раз повторялась в истории, пожалуй, каждого сколько-нибудь значимого государства.

Проблема «крепких хозяйственников», — или, точнее, проблема тех, кто ими восхищается, — заключается в невежестве, в незнании основ бухгалтерии. Само по себе крупное деяние, — такое как основание города, например, — не является ни хорошим, ни плохим решением. Как-то оценить решение можно только подсчитав, сколько государство затратило ресурсов, и на какую сумму оно разбогатело после завершения проекта.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 512 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →