Олег Макаренко (olegmakarenko.ru) wrote,
Олег Макаренко
olegmakarenko.ru

Category:

Онлайн-образование или традиционные вузы — кто победит?



В Рунете начались боевые действия — «старую гвардию», представляющую традиционное образование, отодвигают от привычных кормушек в виде сдачи помещений в аренду, печати бумажных учебников и распределения научных званий. Эти наивные товарищи полагают, что если они начнут кричать, государство испугается, и либо откажется от своего плана сделать образование в России конкурентоспособным, либо как минимум начнёт затыкать кричащие рты пачками денег.

На днях, например, один известный видеоблогер выпустил материал на тему «Гугла» и МГУ. Если вкратце: в 2010 году вышло интервью Дмитрия Пескова из АСИ, в котором в подзаголовке была фраза «"Гугл" ломает шпиль МГУ». Интервью довольно короткое, рекомендую прочесть целиком. Дмитрий Песков — это, вообще, тот автор, к которому стоит очень внимательно прислушиваться:

http://www.intelros.ru/intelros/reiting/reyting_09/material_sofiy/8739-obrazovanie-budushhego-google-lomaet-shpil-mgu.html

В интервью господин Песков говорил неочевидные в 2010, но уже совершенно очевидные в 2019 году вещи: что традиционное образование насквозь устарело, что учиться нужно теперь всю жизнь, что как минимум второстепенные предметы нужно переводить в онлайн, что преподавателям вузов надо платить много, а группы студентов должны подбираться не по возрасту, а по уровню…

Разумеется, такие тезисы вызывают агрессию у людей, которые прекратили учиться немедленно после получения диплома, и которые искренне считают советское образование лучшим в мире. Разбирать их «критику» лично я смысла не вижу — тем более, что они спохватились только через 9 лет, когда образование ушло от традиционных лекторов-магнитофонов ещё дальше вперёд. Замечу только, что сейчас по всей медиатусовке начали шнырять странные люди с деньгами. С большой долей вероятности, в ближайшие месяц-два мы увидим, как пламенные речи «в защиту учителей» будут произносить представители оппозиции, которые раньше вообще проблемой образования ни с какой стороны не интересовались.

Вступать в полемику с этой публикой, повторюсь, смысла я пока что не вижу. Разберу вместо этого плюсы и минусы онлайн-образования по сравнению с вузовским. Полагаю, мой опыт даёт мне право высказываться по этому поводу: всю жизнь я учился сначала в разных школах и в разных вузах, а потом, уже во взрослом возрасте, по бумажным книгам, у репетиторов и на курсах: как онлайновых, так и офлайновых. Вот моё субъективное мнение.

1. Эффективность разных видов обучения

Эффективность онлайн-курсов находится примерно на уровне работы с репетиторами. Репетиторы хороши, так как общение один на один даёт массу преимуществ, а онлайн-курсы хороши, так как позволяют заниматься в удобном ритме и в удобное время.

Второе место по эффективности занимают офлайн-курсы. Всего лишь второе, так как выбор предметов даже в крупном городе ограничен обычно очень узким перечнем практических дисциплин, так как обучение идёт в группе, и так как преподаватели там находятся на достаточно среднем уровне. Тем не менее офлайн-курсы — отличный выбор для тех, кому нужно «дёшево и сердито» получить новый навык. Жёсткий график буквально протащит вас через все необходимые темы, преподавать вам будет сугубый практик, а заниматься за соседними партами будут не студенты с пропитанными пивом опилками в голове, но взрослые целеустремлённые люди, намеренные получить в обмен на свои деньги хотя бы немного знаний.

Третье место я отдам бумажным книгам и традиционным вузам. Бумажные книги плохи, так как они у них нет ушей, чтобы услышать вопросы, которые неизбежно будут возникать у прилежного ученика. Традиционные вузы плохи, так как они крайне долгим и неэффективным образом учат студентов заведомо устаревшим вещам, так как хорошие студенты вынуждены учиться со скоростью плохих, и так как учебные программы, по которым их учат, отстают от жизни в лучшем случае на 10-15 лет. Подчеркну, главной проблемой традиционной вузов является срок обучения: пять лет жизни — это невероятно дорогая цена за те обрывки знаний, которые получает за эти годы средний студент.

Наконец, последнее четвёртое место я отдам непрофильным предметам в вузах — таким, как история и философия в технических вузах, например. Конкретно тут всё настолько плохо, что спорить со мной по поводу непрофильных предметов не будут даже скептики, которые относятся к онлайн-обучению с той же опаской, с которой крестьяне начала XIX века относились к паровозам.

2. Связь с преподавателем

Дальше я буду сравнивать только онлайн-курсы и традиционные вузы. Для зануд специально замечу, что их оппоненты не глупее их — мы отлично понимаем, что бальные танцы по онлайн-курсам выучить было бы весьма затруднительно. Речь идёт, разумеется, только про те виды образования, которые не привязаны к физической активности и работе руками.

Итак, связь с преподавателем. Если мы говорим про обычного студента, то онлайн-курсы тут выигрывают всухую. Когда лектор на видео говорит уже известные студенту вещи, он прослушивает его на удвоенной скорости или даже проматывает часть лекции, переходя к следующему уроку. Когда лектор начинает говорить что-то непонятное, студент или переслушивает кусок, или жмёт на паузу, чтобы прочесть ответы на вопросы, которые задавали другие студенты. Если курс популярен, его слушают десятки и сотни тысяч человек: в результате в секции комментариев неизбежно появляются и все стандартные вопросы слушателей, и подробные ответы на них.

Наконец, если у студента возник такой вопрос, который его однокурсникам не приходил ещё в голову, он может залезть в «Гугл» и, если через 5 минут ответ не находится и там, задать вопрос преподавателю. На приличных курсах отвечают в течение суток, чего вполне достаточно, чтобы процесс обучения не прерывался.

В вузах не всё так просто. Во-первых, надо иметь особый склад характера, чтобы дёргать преподавателя вопросами между лекциями, не давая ему расслабиться, попить чаю или навестить туалет. Некоторые студенты, правда, умудряются дёргать преподавателя вопросами даже во время лекций, однако достаточно подсчитать количество людей в аудитории, чтобы осознать простой факт: большая часть студентов вопросов лекторам не задаёт, предпочитая, чтобы часть материала осталась непонятой.

Во-вторых, далеко не факт, что лектор сходу может ответить на каждый заковыристый вопрос: хотя бы потому, что иногда для этого нужно доехать до дома и освежить в памяти источники.

Итого: в обычном вузе один-два самых наглых студента из группы могут силой получить достаточно внимания от лектора. На онлайн-курсах ответы на вопросы получают все.

3. Качество преподавателей

Когда теоретики сравнивают онлайн- и офлайн-образование, они обычно полностью обесценивают преподавателя, предполагая, что разница между случайной косноязычной обезьяной и лучшим в мире лектором настолько мала, что ей можно пренебречь.

К счастью или к сожалению, но это не так. Хороший лектор за пять часов вложит в студентов больше, чем плохой за 50 часов, при этом студенты хорошего лектора предмет полюбят, а жертвы плохого лектора — возненавидят.

Наши вузы, как известно, ещё с советских времён приватизированы своим высшим менеджментом, который распределяет финансовые потоки так, что себе забирает вершки, а рядовым преподавателям отдаёт корешки. Из-за этого типичный преподаватель вуза — это юноша с растерянными глазами, ищущий свой путь в жизни, или работающий за идею фанатик, или не особо нуждающийся в деньгах учёный, или… весьма посредственный лектор, который просто не смог найти себе нормальной работы.

На онлайн-курсах ситуация иная. Интернет плоский, поэтому любой сын уборщицы из Нижнегоблинска может спокойно прослушать лекцию лучшего в мире преподавателя: или бесплатно, или за очень небольшие деньги. К этому надо присовокупить тот прискорбный факт, что если знание предмета у российских преподавателей в среднем примерно такое же, как и у их западных коллег, то вот в области педагогики у нас наблюдается глубокий провал.

Каждый раз, переключаясь с англоязычного курса на русскоязычный или обратно, я испытываю что-то типа ударной волны. Аналогичные ощущения были у меня в 1989 году, когда поезд впервые перенёс меня из советских пейзажей в Финляндию. Разница в уровнях жизни между СССР и Финляндией была тогда столь велика, что ещё можно было чуть ли не щупать пальцами.

Чтобы быть чуть более конкретным, я попробую оценить преподавателей в цифрах. Среднему англоязычному онлайн-преподавателю я поставлю 5 по техническому уровню и 5 по педагогике. Среднему преподавателю российского вуза я поставлю 4 по техническому уровню и 3 по педагогике.

Разумеется, это всего лишь моё субъективное мнение, которое вдобавок не учитывает эффект индийцев и ещё массу второстепенных факторов, однако выше я уже изложил причины, по которым средний уровень преподавателей онлайн-курсов неизбежно получается более высоким.

4. Тусовка

Есть показатель, по которому традиционные вузы выигрывают у онлайн-образования безоговорочно. Почему, думаете, за поступление детей на престижные факультеты МГУ богатые люди готовы платить больше, чем за платное обучение этих же балбесов в лучших вузах планеты? Если вы подумали о качественном образовании, патриотизме или правильном дипломе, то у меня для вас сюрприз: всё это не имеет для условных мажоров почти никакого значения.

От вуза им нужна прежде всего правильная тусовка — чтобы завести в ней знакомство с детьми министров, детьми крупных нефтяников, детьми генералов и так далее. Вот этот вот багаж студенческих неформальных связей и оценивают иногда родители в сотни тысяч долларов, справедливо полагая, что после «окончания» вуза связи помогут их отпрыску найти правильное место в российской элите.

Учиться при этом, разумеется, необязательно. Напротив: сгорбившаяся за учебниками серая мышь-отличница будет иметь после окончания вуза значительно худшие позиции, чем рубаха-парень, не сделавший лично ни одной курсовой за все годы обучения. Особенно сомнительны перспективы серых мышей, приехавших из регионов, и не дотягивающих по уровню богатства до золотой молодёжи. Хоть Россия и демократичнее какой-нибудь Великобритании, однако и наша золотая молодёжь принимает в свою компанию далеко не всех.

Если мы выедем за пределы МКАД, мы увидим, что фактор «тусовки» имеет определяющее значение в двух-трёх главных вузах любого города. В «непрестижных» вузах про полезные знакомства, понятно, речи уже не идёт, однако и со знаниями там тоже туго, так как в «непрестижных» вузах обычно наблюдается большой дефицит как хороших преподавателей, так и смышлёных студентов.

Онлайн-курсы в плане коррупционных знакомств дать не могут почти ничего. Если вы тупы, как валенок со стразами, но у вас есть правильный папа, даже и не думайте про онлайн. Поступайте в МГУ или тому подобный вуз, чтобы вписаться там в компанию других продолжателей примечательных династий.

5. Наука

Как и раньше, наука делается в очень небольших и очень продвинутых коллективах. В условном техническом вузе может учиться тысяча студентов, и этой тысяче будет 10-20 реально талантливых ребят, которые будут чуть ли не с первого курса заниматься разными интересными вещами с пятью работающими там же преподавателями.

Остальная серая масса обычных студентов и обычных преподавателей будет обтекать этот маленький кружок, даже не замечая его. Со времён античности и средневековья тут ничего не изменилось — учёные по-прежнему остаются штучным товаром, и знания они передают друг другу не во время лекций, а за пределами официального учебного процесса.

Молодые победители олимпиад и прочие сливки сливок, которыми справедливо гордятся лучшие наши вузы, относятся именно к этой категории. С одной стороны, учёба в вузе с обычными студентами является для них бессмысленной потерей времени. С другой стороны, если бы вузов не было, им было бы довольно сложно найти себе наставников, чтобы продолжить с ними общение уже вне вузовской программы.

Несложно заметить, что эта система очень неэффективна, и её неэффективность является одной из причин, побуждающей молодые мозги думать в сторону эмиграции. Тем не менее вопрос реформы вузов уходит далеко за рамки сравнения с онлайн-курсами, и потому, обозначив сегодня проблему, я так и оставлю её пока что подвешенной в воздухе.

6. Мотивация

Сила воли и желание учиться — это невероятно важные факторы, которые, однако, при обсуждении образования обычно небрежно сбрасывают с весов.

Типичный студент — это вчерашний школьник, которого предыдущие 11 лет погоняли хворостиной, заставляя продираться сквозь заросли ненужной и неинтересной ему школьной программы. В отсутствие нависающих за спиной родителей студенты часто идут вразнос уже на первом курсе: получив долгожданную свободу от периодически ударов хлыста, они расслабляются и перестают вообще что-либо делать.

С одной стороны, онлайн-курсы могут вдохнуть в такого студента жизнь, открыв ему перспективы и научив его разным захватывающим вещам. С другой стороны, дефицит силы воли может привести к тому, что студент просто не будет учиться, проводя день за днём в соцсетях и на тому подобных обезболивающих мозг ресурсах.

Вопрос на засыпку: почему в нашей школьной программе до сих пор, в 2019 году, нет программирования, но есть биология и химия? Как бы мы ни ответили на этот вопрос, факт остаётся фактом — большая часть школьников оканчивает 11-й класс с отвращением к учёбе и с наглухо отбитой силой воли. Если давать такому школьнику чёткие команды, он с большой долей вероятности будет учиться. Если предоставить школьника самому себе, ему будет невероятно тяжело заняться тем, чем он никогда не занимался — самостоятельным контролем своего графика и самостоятельным планированием своей жизни.

Когда мы говорим, что онлайн-курсы быстрее и эффективнее вузов, что они могут дать студентам возможность сэкономить несколько лет жизни благодаря более высокой скорости обучения, мы правы, но с одной важной оговоркой — что мы имеем дело с мотивированным студентом с более-менее развитой силой воли. Обычные выпускники школы, к сожалению, похвастаться этими качествами не могут. Такой выпускник может или прокантоваться 5 лет в стандартном вузовском загончике для овощей, или… остаться вовсе без образования.

Сообразительный читатель, конечно, заметит, что вуз не решает полностью проблему силы воли, и что нет особой разницы, перестать учиться в 17 лет или в 22 года, однако и это тоже слишком обширная тема чтобы я мог уместить её обсуждение в сегодняшний пост.

7. Программа

Вот мы и добрались до самого интересного. Вопреки распространённому мифу, программу в вузах составляют вовсе не «от студента», планируя самый эффективный путь для получения «системных» (хе-хе) знаний, а «от вуза»: примерно по тем же принципам, по которым в гипермаркетах делают готовые салаты.

В эти салаты, если кто не в курсе, идёт разная просрочка, которую нельзя уже продавать в виде отдельных продуктов, но которую вполне можно скормить наивной публике, замаскировав вкус гнили ядрёным чесночным соусом.

В наших вузах мы наблюдаем ровно то же самое: начальство берёт коробку в размере 5 тысяч академических часов, кладёт в эту коробку парочку нормальных предметов, а потом набивает оставшееся пространство коробки разной дрянью, которая студентам не нужна совершенно, но без которой до искомых 5,5 лет курс дотянуть не удастся.

Традиционалисты преподносят это как большое достижение: «системное» образование, которое якобы «учит студентов учиться». Суровая правда жизни заключается в том, что ровно никакой системы тут нет: предметы и порядок их изучения выбираются случайным образом.

Я говорю сейчас об этом как об очевидном факте, и я понимаю, что сейчас многие уже тянутся к клавиатуре, чтобы написать мне гневное «это не так». Конечно, господа, я согласен, я делаю сильные заявления, которые весьма спорны с точки зрения человека, имеющего другой жизненный опыт. Вместе с тем у меня есть очень мощный аргумент в защиту моей точки зрения.

Как отлично знает любой инженер, системность без документов — это просто пустая болтовня. Следовательно, если наши вузы составляют курсы именно системно, а не от балды, у них должна быть схема навыков: примерно такая, какую я разместил на картинке к посту, только, разумеется, значительно более комплексная.

Идея понятна: перед изучением предмета «Мостостроение I», нужно иметь в запасе предметы «Высшая Математика III», «Физика I» и «Сопромат I». После изучения предмета «Мостостроение I» перед студентом открываются ветки «Базовая Архитектура» и «Мостостроение II», которые, в свою очередь, требуют ещё каких-то зависимостей.

Покажите мне российский вуз, который делает такие карты, и я запишу себе в записную книжку фамилию ректора, чтобы расцеловать его при встрече. К сожалению, пока что я таких карт не видел вовсе, и я вынужден сделать из этого печальный вывод: учебные планы наши вузы составляют случайным образом, исходя из разных бюрократических соображений.

Онлайн-курсы благодаря этому получают большое преимущество. Особой системности, правда, в них тоже пока что нет, однако любой смышлёный студент может получить искомую системность, просто посоветовавшись с более опытными товарищами и составив себе индивидуальное дерево навыков. Индивидуальность даст огромный прирост скорости по трём причинам:

— студент не будет тратить время ни на тупиковые ветки дисциплин;
— студент будет учить именно то, что нужно ему конкретно сейчас;
— студент будет учиться со своей скоростью, не отставая от курса и не обгоняя его.

Понятно, что если мы спросим сотрудника вуза про необязательные предметы, нам начнут втирать в очки разную ересь про то, что есть якобы «узкие ремесленники», а есть «разносторонне образованные люди». Ответственно заявляю — это пустая болтовня. В вузах, например, даже не пытаются учить хорошим практикам программирования, из-за чего вчерашние студенты пишут работающий, но крайне бескультурный, некрасивый код. На хороших онлайн-курсах, напротив, рассказывают обо всех важных нюансах, не ленясь светить фонариком даже в те уголки, о существовании которых средний преподаватель-теоретик и не подозревает.

8. Практика

Раз уж мы упомянули реальную работу, нужно вспомнить и о том, как студентов пытаются приобщить к самостоятельному выполнению упражнений. В первом приближении схема одна и та же: лектор читает теорию, потом показывает, как применять её на практике, потом студенты пытаются на лабораторных работах повторять действия за преподавателем. Так делают и в вузах, и на онлайн-курсах — это самый популярный метод обучения.

Теперь о различиях. Начнём с того, что в вузах работают обычно профессиональные преподаватели, а онлайн-курсы ведут просто профессионалы, которые на каком-то этапе своей жизни решили начать в свободное от работы время читать лекции.

У профессиональных преподавателей есть свои неоспоримые плюсы, — хорошо поставленный голос, к примеру, — однако про реальную работу они мало что могут рассказать, так как сами или не работали по специальности ни одного дня, или работали когда-то очень давно.

Будучи ответственным блогером, я заглянул сейчас в вакансии преподавателей программирования, и убедился в очевидном: вузы предлагают примерно в 2-4 раза более низкие зарплаты, чем коммерческие организации. Возникает закономерный вопрос: какой смысл тратить нервы и душевные силы на более тяжёлую работу педагога, если за неё платят в разы меньше? Пожалуй, смысл в этом найдут только две категории преподавателей: фанатики своего дела, видящие своё призвание в том, чтобы нести людям знания, и… программисты очень низкого уровня, которых не принимают на нормальную работу из-за их профнепригодности.

Дальше, формат лекция-семинар. Составление расписания в вузах — сложное и увлекательное занятие, ибо у каждого студента и у каждого преподавателя есть свои графики, и им нужно обеспечить такой распорядок дня, чтобы никому не приходилось ни страдать от частых окон между парами, ни находиться одновременно в двух местах. С криками, кровью и выдранными волосами расписание обычно удаётся согласовать, однако при этом крайне редко получается приклеить практическую работу прямо к лекции, на которой объясняется теория.

Обычно происходит так. Студент слушает про растворение солей, проходит три недели, студент приходит на лабораторную работу, на которой ему надо растворять соли. Даже в самом лучшем, недостижимом в реальной жизни случае, между теорией и практикой проходит полчаса-час: услышал на лекции, подёргал на переменке одногруппниц за косички, ввалился в лабораторию и начал играть с пробирками.

На онлайн-курсах теория и практика даются одновременно. Короткое объяснение, задание студенту, продолжение объяснения по ходу выполнения задания. Студент не просто слышит и не просто записывает в конспект — он немедленно делает что-то руками, закрепляя свои знания на практике.

Тут, правда, появляется плюс уже у вузов — на реальной лабораторной работе можно подозвать преподавателя, чтобы немедленно спросить, почему всё получается совсем не так, как в примере. Опять-таки, я не зря упомянул пробирки — некоторые виды лабораторных работ требуют приборов, которых дома у уважающего закон студента быть не может.

Тем не менее в целом онлайн-курсы на голову сильнее в передаче практических знаний, чем вузы. Знаменитая реплика «забудьте всё, чему вас учили в вузе» к выпускникам онлайн-курсов неприменима: их как раз учат полезным вещам, которые можно немедленно применять в реальном деле.

Подведу итог

Как видите, на сегодняшний год весомые плюсы есть и у вузов, и у онлайна. Если у вас важный папа, и знания вам не нужны, идите в престижный вуз. Если вы собираетесь двигаться в науку, идите в кузницу учёных типа нашего петербургского ИТМО. Если вы органически не способны учиться самостоятельно, вуз также будет для вас разумным выбором.

Если же вы всерьёз хотите стать хорошим специалистом, но не учёным, задумайтесь о том, чтобы заменить вуз на онлайн-курсы. Там вы не только сэкономите несколько тысяч (!) человекочасов, но и получите очень важные во взрослой жизни навыки самостоятельного обучения.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 404 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →