Олег Макаренко (olegmakarenko.ru) wrote,
Олег Макаренко
olegmakarenko.ru

Categories:

За что я люблю рынки

Вчера покупал кое-что в авторынке на Северном проспекте. Сдуру я спросил продавца, не собираются ли их сносить, как Хасанский рынок (о Хасанском рынке). Продавцу сразу же поплохело: как оказалось, ему ещё бизнес-кредит два года отдавать. Мне стало сильно неловко за свою бестактность. Поэтому, по горячим следам, я хочу сказать о рынках несколько хороших слов.

За что я люблю рынки?

Во-первых, на рынках есть нормальный, человеческий выбор. У меня, например, как и у многих порядочных евреев, длинные цепкие пальцы. Перчатки, соответственно, я ношу 13-го размера. В разного рода гипермаркетах таких перчаток нет в принципе. На рынке — пожалуйста. На каждом втором лотке.

Во-вторых, на рынках нормальные цены. Когда мне нужен какой-нибудь расходник к автомобилю — дворники, омывайка, лампочки или клопы — я просто заезжаю на ближайший авторынок и покупаю нужное по низкой цене. Что касается перчаток, кстати, разница по цене между перчатками на рынке и перчатками в торговом комплексе может спокойно составлять 10 раз.

В-третьих, на рынках всё быстро. Пришёл, поговорил с первым же продавцом, нашёл нужный лоток/контейнер, купил. Никаких очередей в кассу, никаких парковок по колено в снегу, никаких полусонных менеджеров с похмельной медлительностью, которые по полчаса ищут в компьютере незнакомые слова.

В-четвёртых, на рынке можно рассчитывать на качество. В супермаркетах, например, хорошего мяса и рыбы я не видел вообще никогда. Насколько я понимаю, супермаркетам вообще неинтересно торговать качественными продуктами такого рода. На рынке? Пожалуйста.

Знакомый рассказывает, что у него рядом с домом работает один из последних управляемых бандитами рынков. По словам знакомого, он так привык к хорошим и дешёвым продуктам, что ему сложно теперь есть в гостях: все блюда кажутся испорченными.

В-пятых, рынок — это развитие страны. Когда я покупаю товар на рынке, мне приятно понимать, что мои 500 рублей идут не на взятку чиновнику, крышующему гипермаркет, а непосредственно предпринимателю и производителю товара. Не будем забывать, что каждый рыночный торговец — это личинка бизнесмена, который имеет все шансы превратиться в промышленника, в ресторатора и во владельца ещё какого-нибудь «серьёзного» предприятия.

Порасспрашивайте ваших знакомых бизнесменов. Вы удивитесь, сколько из них начинали когда-то в скромном контейнере на рынке.

Кстати, рынок — это не только рабочее место предпринимателя, но ещё и одно из немногих оставшихся мест, куда нормальный производитель может пристроить свой товар. Ни для кого не секрет, что фермер или, скажем, директор кондитерской фабрики не может вот так прийти в супермаркет с улицы. Ему надо сначала заплатить огромную взятку за местечко на полке. На рынке же никаких взяток платить не нужно. Сиди и торгуй.

Проблема, собственно, только в том, что городские власти рынки, по понятным причинам, не любят. Геморроя с них куда как больше, чем от так называемого «цивилизованного формата». А взяток — на порядок меньше. Опять-таки, какой дурак будет покупать просроченные продукты в сетевых магазинах, если всё то же самое можно будет купить на рынке — быстрее и дешевле? И какой дурак будет платить за место в гипермаркете, если можно будет спокойно продать свой товар рыночным торговцам? Коррупционные конструкции физически не могут работать в условиях честной конкуренции.

Короче, коллеги, когда Матвиенко или Лужков сносят очередной рынок, я каждый раз сильно расстраиваюсь. На мой взгляд, снос рынка — это куда как более серьёзное злодеяние, чем снос какого-нибудь ветхого архитектурного памятника. Однако если я скажу, что мне на памятник наплевать — меня сочтут чудовищным быдлом. А если какой-нибудь интеллигент скажет, что так рыночным торговцам и надо — он, наоборот, получит всяческую поддержку общественности. Я более чем уверен, даже здесь, в комментариях к этой записи, найдётся не один десяток желающих лично сжечь все рынки напалмом.

PS: Традиционные СМИ потихоньку начинают просыпаться и подключаться к обсуждению похитителей детей из опеки.

Cегодня (10 марта) в 17:00 по на 5-м канале будет передача «Бедные, отдайте детей!» (подробнее).

19 марта в Москве состоится большая прессконференция по случаям отобрания детей у родителей (ссылка).

На всякий случай. Если кто-нибудь из моих читателей будет среди журналистов, задающих сложные вопросы Астахову сотоварищи. Вполне очевидно, что чиновники на все претензии будут отвечать, что «конкретно в этой семье отбирать детей не стоило, но мы разберёмся и вернём».

Так вот. Все эти «разберёмся» — пустая чиновничья болтовня. Не болтовня — это когда увольняют начальника накосячившей службы опеки, начальника его начальника и начальника начальника его начальника. Не болтовня — это когда против сотрудников опеки, похитивших ребёнка, возбуждается уголовное дело по статье 126 УК РФ:

Статья 126. Похищение человека (источник)

1. Похищение человека —
наказывается лишением свободы на срок от четырех до восьми лет.
2. То же деяние, совершенное:
а) группой лиц по предварительному сговору;
б) …
в) с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия;
г) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия;
д) в отношении заведомо несовершеннолетнего;
е) в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности;
ж) в отношении двух или более лиц;
з) из корыстных побуждений, —
наказывается лишением свободы на срок от шести до пятнадцати лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

Скажете, нет, так нельзя, слишком суровое наказание? Отвечу. В данном случае наказание полностью соответствует преступлению. И задача общества сейчас — осознать, что за отбор детей из нормальных семей следует наказывать именно так.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 493 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →