Олег Макаренко (olegmakarenko.ru) wrote,
Олег Макаренко
olegmakarenko.ru

Categories:

Главная проблема Юрия Лозы



В ЖЖ обсуждают Юрия Лозу — знаменитого барда, верящего в плоскую Землю и прочие удивительные феномены типа трёхметровых людей. В самом деле, посмотрите на двери в Кремле и сравните их с дверьми в своей квартире. Обратите внимание на высоту дверных ручек. Ну ясно же, что такие большие двери делали не для людей нашего размера, а для более крупных гуманоидов.

Беседу с Юрием Лозой целиком можно посмотреть вот здесь, фрагмент про людей-гигантов и вытянутые черепа с отметки 49:00.



Если только вы не просидели всю жизнь за компьютерным монитором, вы знаете, что Юрий Лоза — нормальный гражданин Российской Федерации, даже выше среднего по общему культурному уровню. А Российская Федерация, в свою очередь, может похвастаться весьма умным и образованным населением — это одно из наших преимуществ. Совсем не случайно у русских за рубежом репутация крутых хакеров, которые в свободное от взлома Пентагона время любят не бейсбол, а Чехова и балет. Понятно, что хватает в России и дураков, но всё же в среднем мы как минимум не уступаем условным азиатам или европейцам.

И всё же известный музыкант, выступая на телевидении перед огромной аудиторией, на голубом глазу вещает явную ересь про плоскую землю и людей-гигантов. Цитирую: «Последнего гиганта даже удалось снять на телевидении в Окинаве, восьмиметровый человек последний умер, уже когда телевидение работало».

А ведь двухминутное расследование показывает, что этот восьмиметровый мужчина — всего лишь спецэффект из фильма «Японский гигант», 2007. Вот трейлер этого фильма:



Положим, я компьютерно-грамотный человек, и я догадался набрать в Яндексе «восьмиметровый человек из Окинавы», чтобы в заголовке второй же ссылки прочесть «видео с гигантом в Японии оказалось рекламным ходом». Но ведь известному музыканту даже не нужно было ничего искать самостоятельно! Достаточно было позвонить какому-нибудь известному биологу и спросить, что тот думает про восьмиметровых людей. Господину Лозе прочли бы небольшую лекцию о происхождении видов, о прочности костей, о системе кровообращения жирафов и о тому подобных интересных вещах.

Неудивительно, что когда речь заходит о менее очевидных материях, — о политике, например, или об экономике, — подавляющее большинство людей отключает мозг, чтобы слепо поверить в самую нелепую ерунду. Люди верят, что любезный их сердцу политик — герой без единого пятнышка на камзоле, который храбро сражается за народное счастье против палачей и казнокрадов. Политик нелюбимый — враг всего сущего, глупец, подлец и, кажется, родственник то ли Гитлера, то ли Геббельса.

Полагаю, одну из причин традиции отключать мозг стоит искать в системе нашего образования. За всё время учёбы в школе я не припомню, чтобы нас учили критически мыслить. Чтобы нам выдали, допустим, газетную заметку, и попросили разобраться, правда ли там написана, можно ли доверять словам журналиста. Точнее, перестроечная фронда у моих школьных учителей была, но она сводилась всего лишь к критике одних авторитетов другими авторитетами. Общая суть была примерно такой: запомните дети, некоторые газеты врут, верить надо не официальным газетам, а газетам людей со светлыми лицами. Представление об объективной истине, к которой можно приблизиться самостоятельно при помощи логики и наблюдений, сомневаясь и рефлексируя, было от школьной программы бесконечно далеко.

Лично мне повезло. Высшее образования я получал в ВРФШ, в уютном камерном вузе, где студентов было мало, и где нас учили философии, патрологии и тому подобным гуманитарным предметам скорее действующие учёные, нежели педагоги. Нам говорили «читайте источники», от нас требовали вдумываться в тексты и изучать их под увеличительным стеклом, пытаясь сначала очистить от ошибок изложения, а потом разложить на факты и на личную позицию авторов.

Лучшим учеником я не был, но утомительная привычка сомневаться во всём и всегда, — даже в эмоционально заряженных лозунгах нашей стороны и даже в своих собственных мыслях, — всё же осталась со мной и после выпуска.

К сожалению или к счастью, подавляющее большинство людей до рефлексии не опускается, наблюдать за ходом собственных мыслей считает излишним. Социально выгодная позиция — игнорировать факты, ориентируясь вместо них на мнение коллектива.

Что толку, если ты прав, а твои коллеги по работе и твой начальник неправы? В школе это вообще катастрофа — сомневающихся, неуверенных не любят ни учителя, ни ученики. В рабочем коллективе лучше, но ненамного. Если речь идёт о материях сугубо практических, о выборе марки стали для бойлера, например, истина ещё может за себя постоять, хоть и не всегда. Когда же разговор переходит на материи абстрактные, быть правым становится совершенно неинтересно.

Проблема Юрия Лозы отнюдь не в том, что он глуп или «плохо учился в школе», как огульно утверждают его ненавистники. Может быть, в школе-то бард учился как раз и хорошо, честно грыз гранит науки, усваивал то самое лучшее в мире советское образование. Проблема Юрия Лозы в том, что он — типичный наш с вами коллега или сосед, даже выше среднего по уровню интеллекта. Но если от слов «плоская Земля» мы невольно вздрагиваем, то от безумных политических идей, которые на голубом глазу распространяет наша интеллигенция, у нас иммунитета нет. И если верящие в восьмиметровых гигантов плоскоземельцы безобидны, то фанатики с зонтиками, чаем и хорошим настроением могут нанести стране серьёзный, иногда даже критический ущерб.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 233 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →